я

Сигнал "сопка-один": последние дни войны

Предыдущая часть

17 августа 1945 года части 5-й армии продвигались на юго-запад от Муданьцзяна вдоль берегов одноименной реки в направлении Дуньхуа. К исходу дня они заняли город Нингута и аэродром Датуаншань, на котором советским войскам достались 30 самолетов различных типов, причем 14 из них - вполне исправные, а также  большой запас горючего. Бойцы 35-й Армии взяли город Боли.
Авиация также продолжала боевую работу. Штурмовики 251-й дивизии вновь отправились на "охоту" за поездами и автотранспортом. Никто из летчиков не знал, что приказ о капитуляции Квантунской армии уже подписан, и что они совершают последний боевой вылет.
Четверка Ил-2 под командованием лейтенанта Епишева вела поиск вдоль железной дороге межу Муданьцзяном и Вэйшахэ. На одном из полустанков Епишев обнаружил необычный короткий состав, накрытый маскировочными сетями. Для идентификации цели лейтенант снизился до 100 метров и рассмотрел под сеткой камуфлированные  "коробки" броневагонов. Поняв, что ему попался серьезный зверь, Епишев повел четверку в атаку. Залп эрэсами был точен: несколько ракет попали в цель, бронепоезд загорелся, из вагонов стали выпрыгивать японцы, а внутри начали рваться боеприпасы. Для надежности "добавив" из пушек, штурмовики улетели, чтобы доложить об успехе.
А шестерка "илов", ведомая капитаном Гончаровым, атаковала колонну из 70 автомашин на дороге вблизи поселка Медвежий (довольно странное для Китая название, но именно так оно записано в отчете 9-й ВА. Возможно, это был поселок русских переселенцев). Первую атаку штурмовики произвели с ходу, с высоты 700 метров в правом пеленге, последующие - с левого виража с индивидуальным прицеливанием. Они сделали шесть кругов, в результате чего колонна сократилась на 17 машин, оставшихся догорать вдоль шоссе.

В 16.05 радиостанция штаба 1-го Дальневосточного фронта перехватила японскую радиограмму, переданную открытым текстом:
1. Квантунская армия, до конца выполнив свой долг, вынуждена капитулировать.
2. Всем войскам немедленно прекратить военные действия и оставаться в занимаемых ими районах.
3. Войскам, находящимся в соприкосновении с советскими войсками, сдавать оружие по указанию их командования.
4. Какие либо разрушения строго запрещаю.
Командующий Квантунской армией генерал-лейтенант Ямада.
А примерно через два часа в расположении 5-й армии приземлился японский связной самолет с двумя офицерами, которые рассказали на допросе, что вылетели для передачи приказа о капитуляции частям Квантунской армии на Муданьцзянском и Хуньчуньском направлениях. В штабе Ямады понимали, что солдаты, воспитанные в самурайском духе, могут не поверить переданному по радио приказу, сочтя его вражеской провокацией. Однако там недооценили скорость наступления советской армии, поэтому на месте посадки, где, по мнению чанчуньских генералов, еще держали оборону японские войска, уже были наши передовые отряды.
За последний день боев летчики 9-й ВА выполнили 201 вылет; истребители - 99, штурмовики - 85, разведчики - 17, бомбардировочная авиация уже не летала. Боевых потерь не было, только в 281-м транспортном полку старый ТБ-3 из-за ошибки пилота на пробеге выкатился с полосы и налетел на земляное укрытие для самолетов. Экипаж не пострадал, а самолет списали, посчитав, что восстанавливать эту "рухлядь" не имеет смысла.
На следующий день японцы в полосе 1-го ДВФ начали массово сдаваться в плен. 9-я Воздушная Армия прекратила боевую деятельность. Но с 18 по 20 августа фронтовая авиация совершила еще 105 вылетов на разведку и разбрасывание листовок с текстом последнего приказа генерала Ямада и разъяснением условий сдачи. Более миллиона таких листовок на японском и китайском языках было оперативно отпечатано во фронтовых типографиях, упаковано в пачки и доставлено на аэродромы.
Одновременно с этим Ли-2 и ТБ-3 281-го тап начали доставлять группы десантников в города Маньчжурии и Кореи, до которых еще не успели дойти советские войска.
Первый десант в количестве 120 человек высадился 18 августа в неофициальной столице Северной Маньчжурии Харбине. Это являлось весьма рискованным мероприятием, поскольку никто не был уверен, что весь многотысячный гарнизон города подчинится приказу и не окажет сопротивления. А ближайшие советские наземные части в тот момент находились от Харбина почти в 250 километрах, причем их продвижение серьезно замедляло бездорожье.
Но все прошло благополучно. По совершившим посадку на городском аэродроме транспортным самолетам никто не стрелял. Солдаты аэродромной команды и батальон охраны беспрекословно подчинились переданному через переводчика приказу командира десанта сдать оружие. Красноармейцы заперли пленных в казармах и быстро взяли под охрану аэродромные объекты.
Следующим утром в Харбин было доставлено 153 бойца и 800 кг грузов (продовольствия, оружия и боеприпасов), а 20 августа - еще 213 солдат и офицеров. Таким образом, численность красноармейцев в Харбине стала достаточной, чтобы взять под контроль не только аэродром, но и ключевые объекты города. И только 21-го августа в фактически уже взятый с неба Харбин по реке Сунгари вошли бронекатера с десантом Амурской флотилии.
Одновременно с проведением Харбинской десантной операции транспортники 281-го полка 19 августа доставили 183 бойца и 200 кг груза на аэродром Гирин. 23 августа высажен десант из 134 человек в восточнокорейском порту Канко (Хамхынг), а 24 августа 156 солдат и офицеров высадились на аэродроме города Хейдзио (ныне - столица КНДР Пхеньян). В дальнейшем транспортные самолеты совершили на эти аэродромы еще несколько десятков рейсов с различными грузами.
Высадки осуществлялись по единому плану. В них участвовало от пяти до 14 транспортных "бортов", в каждом из которых размещалось 15 - 18 автоматчиков с одним - двумя пулеметами. Лидерами групп были разведчики Пе-2 или СБ. Они первыми приземлялись на аэродромах и по радио давали остальным разрешение на посадку. На головном Ли-2, кроме солдат, летел командир десанта, переводчик и офицер, в чьи обязанности входила организация приема самолетов. Для обеспечения внезапности и снижения риска обстрела средствами ПВО, самолеты подходили к аэродромам на малой высоте и совершали посадку с хода, без круга. Непосредственно перед посадкой каждый экипаж докладывал по радио, что он видит на аэродроме и вокруг него.
При десантированиях не случилось ни одной аварии, никто не погиб и не был ранен. Конечно, в первую очередь это объяснялось отсутствием противодействия со стороны уже бывшего противника, но нельзя не отметить хорошую организацию и четкое  проведение десантных операций, благодаря чему сотни дальних рейсов тяжелых машин и посадок на незнакомых аэродромах завершились без происшествий.

Окончание следует.
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
вы описали действия авиации только 1 ДВФ
по действиям авиации 2ДВФ и Забайкальского фронта + участие аваиции в операции на Сахалине и Курилах планируете что нибудь написать? или книжку издать?
Всё уже написано. Я просто выложил одну из глав будущей книги для проверки наличия читательского интереса к данной теме. К сожалению, судя по количеству откликов, оказалось, что интерес - минимальный, и меня, как автора, это слегка удручает.
я вообще заметил, что Маньчжурской операции в нашей литературе уделяется гораздо меньше внимания как писателей, так и читателей, чем операциям ВОВ
наверное так исторически сложилось потому что для всех в голове окончание войны - 9 мая
а Маньчжурская операция которая после уже как какой-то апендикс, типа войны в Корее
Именно так. Советско-японская война воспринимается у нас на фоне ВОВ как что-то очень далекое и маловажное, а потому - неинтересное. А краткосрочность и отсутствие кровопролитных епических баталий снижают интерес еще больше. Если бы там не воевал мой дед, возможно, я бы воспринимал эту "восьмидневную" войну примерно так же.
угу
меня тоже это всегда поражало
особенно если при этом учесть размах боевых действий, соотношение потери/результаты/длительность операции
видимо блицкригами Гудериана и Роммеля восторгаться приятнее чем блицкригом Василевского
вопрос по делу
когда книжку то на эту тему увидеть сможем?
и ещё один вопрос с вашего позволения
что можете рекомендовать прочесть по поводу операций люфтваффе по срыву сосредоточения Центрального фронта Ерёменко против фланга Гудериана в июле - августе 1941? по Ю.Мухину это как бы стратегическая операция люфтваффе получается, которая и сделала возможным киевский котёл. Хочется оценить насколько словам Ю.Мухина в этом вопросе можно доверять
Книжку, возможно, увидим в будущем году, есть предварительная договоренность с одним издательством. Что касается боевых действий на советско-германском фронте, то этой тематикой я никогда специально не занимался, однако Юрию Мухину я бы поостерегся доверять в любом историческом вопросе, поскольку он не историк, а публицист-пропагандист и под этим углом зрения надо воспринимать все его работы. Он никогда не работал в архивах, а история для него это лишь инструмент политики и пропаганды.
Очень интересно
Ждем-с "Окончания" и бумажный вариант. А не откроете завесу тайны - итогоый счет нашей авиации вроде бы 6 сбитых японских самолетов, а подтверждения японцев на какие есть?
Re: Очень интересно
Окончание уже есть, читайте. :)
А бумажный вариант будет, увы, нескоро, не раньше будущего года.
Re: Очень интересно
Спасибо! Ну что ж, будем ждать. Наверняка будет смысл потом объединить это с Вашей книго о Халхин-Голе :-)
Re: Очень интересно
Да, были у меня такие мысли. :)
Re: Очень интересно
Хорошие мысли. А потом и "приквел" замутить - бои у озера Хасан ;-)