я

Путешествие в Лагуну

Осенью 1866 года бразильцы решили, что пора выбить парагвайцев из захваченной ими провинции Мату-Гросу. От разведчиков они знали, что эта территория почти не охраняется, так как парагвайское командование, испытывая нехватку людских ресурсов, было вынуждено стянуть войска на юг страны, где им приходилось отбиваться от наседавшей армии Альянса. В городках и поселках Мату-Гросу оставались лишь небольшие гарнизоны в несколько десятков человек.
Поэтому бразильский генштаб посчитал достаточным выделить для освобождения провинции одну дивизию численностью в 3500 человек под командованием полковника Карлоса де Мориаша Камисао. 20 декабря колонна Камисао начала наступление в направлении города Кошим. Парагвайцы, узнав об этом, ушли из города, вывезя продовольствие, угнав скот и напоследок спалив всё, что могло гореть. Затем та же история повторилась в городках Табоко и Вила де Миранда. Парагвайцы отcтупали, оставляя противнику выжженную землю. Благодаря такой тактике бразильцы не могли пополнять запасы провизии, а продукты, которые они везли в обозе, постепенно заканчивались.
В конце января 1867 года Камисао занял город Ниуаки, точнее, оставшиеся от него дымящиеся руины. В городе были сожжены все постройки, кроме церкви, но когда бразильцы попытались войти в нее, прогремел взрыв, полностью разрушивший здание и убивший 15 солдат и офицеров. Отступая, парагвайцы заминировали храм. Неизвестно, каким образом мину привели в действие. Возможно, там была растяжка, сработавшая при открытии дверей, либо в церкви остался смертник, осуществивший самоподрыв.

В Ниуаки Камисао "взял паузу", чтобы дождаться подвоза продовольствия и дать отдых людям, прошедшим более 300 километров. Парагвайцы, воспользовавшись этой задержкой, перебросили в Мату-Гросу кавалерийскую бригаду численностью примерно в 1000 человек под командованием майора Мартина Урбето - того самого, который двумя годами ранее принимал активное участие в захвате провинции, а потому хорошо знал местность. Майору было приказано, не вступая в открытый бой и пользуясь высокой мобильностью своего отряда, изматывать противника партизанскими действиями.
В апреле Камисао возобновил наступление и вскоре его колонна подошла к пограничной реке Рио Апа, полностью выдавив врага с бразильской территории. К тому моменту в распоряжении полковника было примерно 3000 здоровых солдат. Остальные успели подхватить дизентерию или тропическую лихорадку и их пришлось оставить в тылу. Тем не менее, Камисао решил не останавливаться на достигнутом и начать вторжение в Парагвай. 21 апреля его армия форсировала Рио Апу и атаковала прибрежный городок Бела Виста, который защищал одноименный форт. После артиллерийского обстрела форт был взят, а его защитники, отказавшиеся сдаваться, сгорели заживо в деревянных блокгаузах.
Остановившись в Бела-Висте, полковник стал ждать очередной обоз с провизией, но не дождался, поскольку всадники майора Урбето захватили его, перебив охрану. Через неделю запасы продуктов в Бела-Висте иссякли. Под угрозой голода Камисао повел своих солдат дальше в глубь вражеской территории. Ему было известно, что примерно в 20 милях к югу находится обширное и богатое скотоводческое поместье Лагуна - личное владение парагвайского диктатора Франсиско Солано Лопеса. 30 апреля бразильцы вступили в Лагуну, однако там их встретили лишь тысячи лежавших в лужах крови коровьих и бычьих туш. Охрана поместья, узнав о приближении неприятеля, перерезала весь скот. Бразильские солдаты успели пару раз наесться до отвала, но но уже через день туши на тропической жаре начали гнить, распространяя зловоние.
Одновременно с этим десятки, а потом и сотни солдат почувствовали сильное недомогание, причем его симптомы были таковы, что дивизионному врачу пришлось поставить страшный диагноз - "холера". В те времена лечить эту болезнь не умели и почти все заразившиеся умирали за несколько дней. Представления о гигиене, санитарии и дезинфекции были крайне слабыми даже у врачей поэтому в местах скопления людей смертельная зараза распространялась молниеносно. К седьмому мая, когда бразильцы покинули очаг заболевания и начали отступление в Бела-Висту, холера скосила около тысячи солдат и офицеров, часть из которых уже умерла, а остальные не могли передвигаться.
Повозок для заболевших не хватало, многих пришлось нести на самодельных носилках, при этом носильщики сами заражались, равно как и те, кто ухаживали за больными и хоронили умерших. Сразу после возвращения бразильской армии в Бела-Висту холера вспыхнула и там. Остановка означала неизбежную гибель и Камисао приказал отходить дальше, в Бразилию. К тому моменту в его дивизия сократилась до 1640 человек. Почти все жители Бела-Висты ушли вместе с ними, чтобы не оставаться в зараженном городе.
Дальнейшее отступление стало подлинной дорогой смерти. Люди ежедневно умирали десятками. Вскоре обессилевшие солдаты перестали их хоронить, а просто оставляли трупы на обочинах. Потом так же стали бросать заболевших, поскольку все поняли, что у них не было шансов на выздоровление. При этом солдатам, еще способным держать ружья, то и дело приходилось отражать кавалерийские наскоки партизан Урбето, шедших по пятам за изможденной и тающей колонной.
Через две недели пути холера настигла и самого полковника Камисао, разделившего участь большинства своих солдат. 3 июня остатки дивизии дошли до руин Ниуаки, откуда они в апреле начали свой адский рейд. Там на них в очередной раз напали кавалеристы, но бразильцы как-то сумели отбить и эту атаку, хотя их было уже меньше тысячи. На следующий день колонна побрела дальше, стараясь не оглядываться, так как позади, среди развалин, остались лежать 130 жертв холеры, многие из которых были еще живы. Ни у кого не поднялась рука добить несчастных, но через несколько часов парагвайцы, прийдя в Ниуаки, копьями и саблями прервали их мучения.
11 июня около 500 человек, похожих на выходцев с того света, пришли в незатронутый войной городок Порто Кануто. К тому времени из-за жестокой практики оставления заболевших эпидемия пошла на убыль и вскоре прекратилась. В городке нашлись запасы продовольствия, позволившие выжившим укрепить силы. Еще одним облегчением стало то, что партизаны внезапно исчезли. Позже выяснилось, что холера, от которой бразильцам, наконец, удалось оторваться, перекинулась на их преследователей и заставила бежать из зараженных мест. Впоследствии парагвайцы обвинили врагов в том, что они, бросая в дороге больных и незахороненные трупы, якобы специально распространяли инфекцию, однако вряд ли это обвинение можно считать справедливым.
Экспедиция Камисао обошлась Бразилии примерно в три тысячи погибших, из которых более 2800 умерли от холеры. Парагвайцев "кишечная чума" тоже коснулась своей костлявой рукой - в бригаде Урбето от нее умерло не менее 300 человек, еще около сотни кавалеристов погибло в стычках с бразильцами. В целом же, трагический поход в Лагуну не оказал никакого влияния на ход войны. Судьбы участвовавших в ней стран решались на других фронтах.

3717389
Рио Апа в районе Бела Висты. От парагвайского форта, стоявшего на левом берегу, не осталось и следа.

Imagem2
Бразильцы отступают из Лагуны. На рисунке изображен тот момент драмы, когда они еще не бросали больных и оплакивали умерших.

RETIRADA DA LAGUNA
Отражение ночной кавалерийской атаки партизан Урбеты.

ret laguna
"Брошенный". Картина бразильского художника Лопеса до Леао.

Mon_herois_laguna_dourados
В центре Рио-де-Жанейро стоит величественный памятник дивизии Камисао, пожалуй, самый крупный в Бразилии монумент, посвященный Великой Парагвайской войне. Интересно, что это памятник не победе, а трагедии, которая в конечном счете оказалась бессмысленной.

Mon_herois_laguna_dourados_detalhe_colericos
Один из барельефов памятника, изображающий переноску больных холерой. Вряд ли эти люди осознавали, что они фактически несли на плечах собственную смерть.

CEL_CA~1
Рисованный портрет Карлоса де Мориаша Камисао и его скульптурное изображение на постаменте памятника в Рио.
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Спасибо.
Вот вы бы сделали по Парагвайской войне какой-нибудь общий пост с хронологией и общим ходом событий и все остальные посты подвязали бы к нему. Было бы совершенно замечательно.
Да, я вот тоже думаю, что надо бы эти заметки систематизировать и сделать последовательное изложение.
Очень жду. А то по этой войне нет фактически ничего, и ваши рассказы пока с трудом складываются в единую картинку.
У меня самого единая картина еще не полностью сложилась. Очень много фрагментов в этой мозаике. :)