я

Болото крови, окончание

Предыдущая часть

Только через час после разгрома бригад Диаса и Марко правофланговая колонна Барриоса начала выходить из леса позади бразильского лагеря и строиться в боевой порядок. Артиллерии у бразильцев там не было, поэтому, когда парагвайцы пошли в атаку, их встретили ружейным огнем. Ликвидация фронтальной угрозы позволила маршалу Озорио перебросить войска в тыл, создав троекратное численное превосходство над противником. Такое соотношение сил не оставляло Барриосу никаких шансов. Его солдаты все же дошли до вражеского лагеря, но там их опрокинули контрударом четырех дивизий и, несмотря на ожесточенное сопротивление, - загнали обратно в лес.

В это время конница Рескуина, заканчивая свой обходной рейд, приближалась к аргентинскому лагерю с противоположного фланга. Аргентинцы заметили ее издалека, еще на болоте, когда всадники не могли пустить лошадей вскачь из-за вязкой почвы под ногами. 20 аргентинский орудий открыли беглый огонь, наносивший парагвайцам большие потери, но не заставивший их прервать уже абсолютно бессмысленную и безнадежную атаку.
Аргентинская пехота выстроилась в несколько ощетинившихся штыками каре, а в промежутках между ними встала конница. Выбравшись, наконец, из болота, парагвайские кавалеристы пришпорили коней и широкой лавой устремились на врага. Им удалось, разогнав прислугу, овладеть орудиями и после недолгой рубки обратить в бегство малочисленных аргентинских квавлеристов, но прорвать каре они не смогли. Осыпаемые пулями со всех сторон всадники метались между пехотными "квадратами", пытались достать врагов пиками и десятками валились на землю. В конце концов, видя тщетность своих усилий, конница отхлынула, бросив только что захваченные пушки.
Возвращаться по болоту означало - вновь подставить себя под огонь, а потому чудом уцелевший генерал Рескуин приказал своим людям обойти вражеские лагеря с тыла на безопасном расстоянии и укрыться в лесу Потреро Пирис. Там остатки его колонны соединились с группой Барриоса, но произошло это совсем не так, как предусматривал парагвайский план битвы.

Сражение при Туюти продолжалось около четырех часов и обошлось парагвайцам, по из собственным данным, примерно в пять тысяч убитых и пропавших без вести, а также - в 10 тысяч раненых, из которых более тысячи умерли, а еще несколько тысяч остались инвалидами. Таких потерь убитыми в однодневной битве не отмечалось более ни на одной из американских войн, включая даже гораздо более широкомасштабную гражданскую войну в США. Особенно катастрофично они выглядят на фоне того, что предвоенная численность населения Парагвая по оценкам большинства демографов едва превышала полмиллиона человек.
Так закончилась попытка Франсиско Солано Лопеса сыграть ва-банк и решить исход войны генеральным сражением. Исход действительно решился, но отнюдь не в его пользу. Фактически в болотах Туюти погибла кадровая парагвайская армия и были выбиты ее лучшие части, такие как 40-й Асунсьонский батальон, потерявший безвозвратно свыше 80% личного состава. Этот батальон, сформированный из столичной креольской аристократии, сыновей офицеров и чиновников, считался элитным, он имел наиболее современное вооружение - американские нарезные карабины Тёрнера - и самое роскошное обмундирование. По слухам, у его солдат даже была обувь.
Союзникам победа при Туюти обошлась в 991 убитого и 2994 раненых, из которых умерло порядка четырехсот человек. В бразильской армии погиб один генерал, 61 офицер и 657 солдат, аргентинцы потеряли убитыми 14 офицеров и 125 солдат, а уругвайцы - 12 офицеров и 121 рядового. Таким образом, общие потери альянса были в четыре раза меньше парагвайских, а безвозвратные - почти в пять раз.
В то же время сражение наглядно показало, сколь бесстрашных, упорных, терпеливых и презирающих смерть бойцов удалось воспитать трем поколениям парагвайских диктаторов. Бразильскому офицеру, оставившему воспоминания о битве, запомнился смертельно раненый парагвайский знаменосец, который на глазах у обступивших его солдат альянса из последних сил рвал руками и зубами свое залитое кровью знамя, чтобы оно не досталось врагу. С такими людьми Парагвай мог сопротивляться еще долго...


Атака парагвайских кавалеристов. Художник объединил в картине всадников из разных полков. Слева - солдат в драгунском обмундировании, центрального "ковбоя" я пока не смог идентифицировать, а справа - рядовой в стандартной кавалерийской униформе, которую он из любви к прекрасному дополнил кружевными панталончиками.


Слева - парагвайские пехотинцы и кавалеристы, рисунок из бразильского журнала "Вида Флуминезе" №9-1868. Справа - кожаные шпоры, применявшиеся в парагвайской коннице XIX века.


Слева - офицер, солдат и трубач 1-го аргентинского батальона "Патрисиос". Справа - сержант и рядовой уругвайского батальона "Флорида".


Парагвайская конница атакует аргентинцев в битве при Туюти. Картина аргентинского художника Кандидо Лопеса.


Трупы парагвайских солжат, собранные для захоронения на поле битвы.


Так выглядит местность Туюти в наши дни. Болото давно пересохло и превратилось в пастбище. Странно, что на месте крупнейшего сражения Латинской Америки нет ни мемориала, ни даже скромного памятного знака.
promo centercigr noviembre 10, 10:40 4
Buy for 30 tokens
Девочка стала жертвой обстрела Еленовки подразделениями ВСУ, которые проводились с завидной регулярностью, и нуждалась в срочной операции. Ранение было серьезным, осколок повредил позвоночник, в результате чего у Вики отнялись ноги. Вика приняла на себя основной удар, в определённый момент…
В каре, значит, построились? Значит, строевая подготовка у них была далеко не худшей.
Это стандартная тактика отражения кавалерийских атак еще с 17 века. Естественно, аргентинцев к ней готовили.
Однако применительно к штатовской "единственной гражданской" каре как-то не упоминаются, либо колонны, либо какие-то прото-цепи. Хотя, вероятно, это связано с тем, что тамошняя кавалерия больше уповала на огнестрел, чем на клинок, а при таких делах от каре толку вряд ли было бы много.
GE показывает небольшой обелиск на 27°12'14.02"Ю 58°32'54.85"З, не знаю как дать ссылку, там же приаттачена его фотография.

А пересохшие рукава и озерца болота Туюти хорошо видны со спутника, похоже они сезонные.
Да, что-то такое там есть (или, по крайней мере, - было). Я, вот, еще одну фотку нашел.
http://1.bp.blogspot.com/-sAVB1Mn1L68/Uco28lJajQI/AAAAAAAACn4/w2X4VVB_V5c/s1600/monumento.jpg
Но выглядит этот "монументо" - просто офигительно. :)
Кстати, обратите внимание, что там ковыряется бразильский военный (нашивка на рукаве), хотя это парагвайская территория.
Надо отдать должное янки: они, в отличие от латиноамериканцев, на местах боёв, имевших место на их территории мемориалы ставят очень активно. Видимо, вся проблема - в катастрофической бедности латиноамериканских стран.
Почему-то, на помпезные памятники жестоким диктаторам у латиноамериканцев денег хватает. Вот, например, памятник тому самому Лопесу высотой с пятиэтажный дом, причем он далеко не единственный.
http://static.panoramio.com/photos/large/49818914.jpg
Да, вообще, парадокс. Человек из-за своих неразумных амбиций сотни тысяч людей погубил и едва страну не угробил, а они ему памятники ставят и прославляют как великого правителя.