я

Великая война на купюрах

Коль скоро сегодня речь зашла о бонистике, вот еще один пост на эту тему.
У нас в России как-то не принято изображать на банкнотах портреты полководцев и сюжеты, связанные с военными действиями, а в Латинской Америке такая традиция есть. Вот, например, денежные знаки Бразилии, Аргентины и Парагвая из моей коллекции, посвященные событиям и участникам Великой Парагвайской войны 1864-70 годов.

Untitled-1
Бразильская банкнота в 100 крузейро образца 1952 года с портретом императора Педро-II, который во время войны формально считался верховным главнокомандующим вооруженных сил империи, хотя реальное руководство войсками осуществляли назначенные им военачальники.


T12523_288905_10
100 крузейро образца 1981 года с портретом одного из этих военачальников - герцога де Кашиаса, возглавлявшего бразильскую армию в 1866-69 годах. На обороте - батальная сцена Парагвайской войны. Обратите внимание на любопытный "зеркальный" дизайн банкноты, у которой отсутствуют "верх и низ".

Brazil-P-150b-1-Cruzeiros-ND-Year-1954-1958-Uncirculated
На купюре номиналом в 1 крузейро 1952 года изображен адмирал бразильского флота маркиз де Тамандаре, разгромивший парагвайскую эскадру в битве при Риачуэло.

Brazil 500 Mil Reis note 1926
Сама битва воспроизведена на купюре в 500 мильрейсов, выпущенной в 1927 году. Это упрощенная репродукция картины бразильского художника Виктора Мериллеса, изображающей кульминационный момент сражения. На переднем плане - тонущий парагвайский корабль, слева - бразильский флагман - пароходофрегат "Амазонас".

Argentina_p340a_2_Pesos_f
Президент Аргентины Бартоломео Митре в отличие от бразильского монарха реально командовал войсками и лично планировал боевые операции. Его портрет традиционно печатается на аргентинских банкнотах достоинством в 2 песо.

Paraguay_p179_5_Guaranies_f
165_001
Полковник Хосе Диас одержал блестящую победу над Митре в 1866 году и нелепо погиб от случайной пули через три месяца. Его портрет украшал банкноты Парагвая в 5 и 100 гуарани выпуска 1943 (вверху) и 1982 годов. На реверсе сотенной купюры - руины крепости Умаита, выдержавшей длительную осаду и ставшей символом стойкости парагвайской армии.

1807_86267653e68a7caL
Парагвайский кавалерийский генерал Бернардино Кабальеро на дензнаке в 500 гуарани 1982 года.
img-1
Наивысший в этой серии банкнот номинал 1000 гуарани парагвайцы, естественно, посвятили своему любимому диктатору Франсиско Солано Лопесу, втянувшему страну в безнадежную войну с гораздо более сильными соседями и утащившему с собой в могилу почти две трети ее населения.
Более подробно об этих персонажах и о событиях, в которых они принимали участие, можно почитать вот тут.
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
С вашей оценкой Эль Супремо не согласен, но серия интересная... (сразу предупреждаю, спорить не буду :). )
А почему не согласны? Не ради спора, мне просто интересно Ваше мнение. Быть может, я чего-то не знаю и это "что-то" заставит меня пересмотреть свою оценку.
А при чем тут Франсия, который жил в совершенно другую эпоху и ни с кем не воевал?
С таким определением можно согласиться. Фактически он создал (точнее, воссоздал через полвека после иезуитов) нацию биороботов, которая была уничтожена в войне 1864-70 годов.
Тотальные войны по-другому не выигрываются. В тот раз просто не фартануло....
При тогдашнем соотношении сил рассчитывать на фарт было безумием, это же бокс, а не рулетка. Ставка на тотальную войну лишь оттянула неизбежное, а заодно привела к гибели 2/3 населения. Конечно, главная ответственность за это лежит на Лопесе-младшем, но и вина Франсии тоже огромна, поскольку именно его режим создал такую нацию фанатиков-самоубийц.
Японцы, если бы не ядрен батон, имели не иллюзорные шансы потерять не меньше....
У японцев, несмотря на их фанатизм, все-таки хватило ума капитулировать вовремя, не доводя дело до "парагвайского варианта".
Император бы не приказал - все бы стали Хиро Онода.... Девочки с бамбуковыми копьями....
Император на стал бы этого приказывать, если бы против такого приказа выступило военное и политическое руководство страны. В отличие от Лопеса, он не принимал единоличных решений.