я

Полный Адуй

battle-of-adwa-1896

120 лет назад, 1 марта 1896 года состоялся крупнейший за всю историю колониальных войн разгром европейцев африканскими аборигенами. Вторгшаяся в Эфиопию из Эритреи итальянская армия генерала Ореста Баратьери численностью 17700 человек была фактически уничтожена войском негуса Менелика-II в сражении у городка Адуа.

Итальянцев подвела самоуверенность и недооценка противника. Хотя тремя месяцами ранее они уже потерпели серьезное поражение от эфиопов в горном проходе Амба Алаги, Баратьери и его штаб решили, что тогда всему виной была относительная малочисленность разбитой колонны, а также то, что она в основном состояла из "неполноценных" эритрейских солдат. Сам Баратьери командовал гораздо более крупным контингентом, к тому же, набранным в метрополии.

Менелик сумел собрать в своих владениях и среди союзных племен 80-тысячную армию, в том числе около девяти тысяч всадников. По вооружению и боевой подготовке она сильно уступала противнику, в частности, примерно 20 тысяч бойцов имели только мечи, щиты и копья, а у большинства остальных были устаревшие однозарядные ружья. Однако более чем четырехкратный численный перевес босоногого эфиопского воинства решил исход дела. Дополнительным фактором, приведшим итальянцев к катастрофе, стало то, что Баратьери разделил свою армию на три разрозненные группировки, позволив врагу громить ее по частям.

Сперва 20 тысяч эфиопов под командованием самого Менелика атаковали окружили и уничтожили левофланговую бригаду генерала Альбертони в составе четырех батальонов и трех артбатарей. Затем высвободившиеся войска Менелика и 30-тысячная группировка раса Шиваиту ударили по центральным бригадам генералов Эллена и Аримонди состоявшим из 12 батальонов и четырех батарей, разбили их и обратили в бегство. Наконец, почти вся эфиопская армия, за исключением конницы, которая преследовала бегущих, обрушилась на правый фланг, где среди холмов заняла оборону семибатальонная бригада генерала Даморбида. Теперь у эфиопов было уже десятикратное количественное превосходство. Благодаря этому из солдат Даморбиды почти никто не спасся, они попали в кольцо и погибли, либо оказались в плену.

В итоге 10-часовой баталии итальянцы потеряли более семи тысяч убитыми и пропавшими без вести, в том числе двух генералов и 250 офицеров, примерно полторы тысячи - ранеными и три с половиной тысячи - пленными, то есть, в общем счете более 2/3 от первоначального состава армии. Уцелевшие и вернувшиеся в Эритрею солдаты были полностью деморализованы и надолго утратили боеспособность. Все 56 итальянских орудий стали трофеями победителей. Потери эфиопов составляли, по разным оценкам, от 3800 до 5000 убитыми и от пяти до шести тысяч ранеными.

Успеху эфиопской армии способствовало то, что в ее составе воевали наши добровольцы и военные советники во главе с есаулом Николаем Леонтьевым, получившим от Менелика соответствующий генеральскому чин раса. Российские офицеры обучили эфиопских артиллеристов и командовали ими в боях. Большинство эфиопских пушек также было получено из России.

После фиаско при Адуа итальянцы более не предпринимали наступательных действий, а в октябре в Аддис-Абебе был подписан мирный договор, по кторому Италия отказалась от притязаний на эфиопскую территорию и вдобавок согласилась заплатить солидный выкуп за освобождение пленных. Из-за этого итальянский король получил в Европе насмешливое прозвище "данника негуса".

Генерала Баратьери обвинили в измене родине и отдали под суд. Однако судебное разбирательство установило, что он не являлся эфиопским агентом или врагом итальянского народа, а просто его умственные способности, мягко говоря, не вполне соответствовали занимаемой должности. Ну а поскольку глупость, по итальянским законам, не является уголовным преступлением, генерал был оправдан. Но отношение к нему итальянцев было таково, что Баратьери пришлось навсегда уехать из страны.

А на заставке - эпическое эфиопское живописное полотно с изображением битвы при Адуа, в которой на стороне эфиопов сражается сам святой Георгий.

CacciatorieBersaglieri_Treno_1887_cenni

13-Cacciatori_Cavallo_1887

Итальянские пехотинцы и кавалеристы в обмундировании времен эфиопской кампании 1895-96 годов.

adua_fb

Генерал Баратьери (в кресле) с адъютантами и туземными слугами.

IMG_5926-k

Негус Менелик-II со своими гвардейцами.

14

Эфиопская пушка, принимавшая участие в битве при Адуа.

Menelik_-_Adoua-2
Слева: негус Менелик перед битвой при Адуа. Справа: рас Николай Леонтьев и его ординарец.

Ил.1

Карта-схема "сражения при Адуе".

battle_of_adwa6

Битва при Адуа в изображении европейского художника.

Adwa (1)

Жена негуса Менелика императрица Таиту Бетул вдохновляет солдат на бой с итальянскими агрессорами.

Prisonniers_italiens_en_Abyssinie-2

Слева: итальянский посланник в Эфиопии объявляет пленным, захваченным в битве при Адуа, об их освобождении. Справа: фотография двоих итальянских военнопленных после выхода на свободу.

leritreaeconomic00soci_orig_0533

Эфиопские артиллеристы тренируются в обращении с трофейнми итальянскими горными пушками.
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Да хлесткую фразу Драгомирова после Адуа надо бы переделать...Ибо он на вопрос зачем существует итальянская армия сказал - что мол надо кого то бить и австрийцам. Не только австрийцам как оказалось.
А на заставке - эпическое эфиопское живописное полотно
>...с изображением битвы при Адуа, в которой на
>стороне эфиопов сражается сам святой Георгий.

Я чет не понял - там вроде как у двух эфиопов в руках пулемёты?
Re: А на заставке - эпическое эфиопское живописное полот
Ну да, а у итальянцев и ручники имеются. Художник времен ВМВ видимо творил
" Граф был красив, молод, богат, счастлив в любви, счастлив в картах и в наследовании имущества. Родственники его умирали быстро, и наследства их увеличивали и без того огромное богатство.

Он был дерзок и смел. Он помогал абиссинскому негусу Менелику в его войне с итальянцами. Он сидел под большими абиссинскими звездами, закутавшись в белый бурнус, и глядел в трехверстную карту местности. Свет факелов бросал шатающиеся тени на прилизанные височки графа. У ног его сидел новый друг, абиссинский мальчик Васька. Разгромив войска итальянского короля, граф вернулся в Петербург вместе с абиссинцем Васькой. Петербург встретил героя цветами и шампанским. Граф Алексей снова погрузился в беспечную пучину наслаждений. О нем продолжали говорить с удвоенным восхищением, женщины травились из-за него, мужчины завидовали."
А кто тот мощный старик в центре композиции на заставке? Белый, лысый, с прямым мечом?
Любопытно, как при столь скудной на славные свершения военной истории в Италии смог в итоге зародиться фашизм? Или тут всё дело в том, что мания величия - обратная сторона комплекса неполноценности?
Ну так соседи-то какие! Австро-Венгрия, Франция, Германия - и все - красавцы с амбициями и весом. Вот и научили "плохому"....
Интересно эфиопская церковь православная или типа армянской или коптской?
Типа армянской и коптской, древнеправославная, как и они.
Ну итальяшки потом возьмут реванш через 40 лет
Но ненадолго. Уже в 41 году англичане их там раскатали в блин.
Заглавный рисунок великолепен. А про битву эту в эфиопском народном театре до сих пор сценки разыгрывают.
Понятное дело, у них это вполне достойный повод для гордости. Ведь больше никому из африканцев не удавалось разгромить столь крупную европейскую армию.
У Леонтьева, если помните, был еще чудесный подчиненный, раненый во время похода к озеру Туркана и водрузивший там эфиопский флаг. Фамилия у данного отставного поручика была Шедевр, и вообще вся эта история просто просится в авантюрный роман. :)
Кстати только сейчас заметил:

у итальянцев в первой линии - туземцы, аскари. Позади заградотряд солдат лимончиков.
В первой линии у них пушкари, которым аскари стреляют в затылок. :)
Картина на заставке находится в Британском музее в Лондоне. Я на нее долго смотрел, когда в первый раз увидел. Забавная. Мне особенно мохнатые пулеметы понравились.
Николай Степанович Леонтьев никогда не носил звания - "рас". В прикрепленной Вами фотографии он в чине генерал-губернатора. Менелик специально для Леонтьева ввел ранее не существовавший в Эфиопии графский титул.