Авиамастер (vikond65) wrote,
Авиамастер
vikond65

Categories:

Малой кровью на чужой территории, продолжение

kvzd-color-2

Забайкальская группа войск была значительно мощнее Приморской. Она включала три стрелковые дивизии, кавалерийскую бригаду и ряд других частей и подразделений. Силы противника тоже были значительнее.

Подчиненные группе 26-ю эскадрилью, 25-й и 6-й отряды (всего 31 самолет) разместили на аэродроме Даурия. Там уже стояла настоящая зима. Вылетевший из Читы 6-й отряд под командованием Маслюженко перед посадкой обнаружил, что внизу - толстый слой снега. Но вылетали машины на колесах! Положение спас командир стоявшей рядом 5-й Кубанской бригады К.К. Рокоссовский, который спешно выгнал на летное поле два кавалерийских полка. Лошади копытами утоптали площадку, и все шесть самолетов благополучно сели.

Место оказалось "не очень". Воду и дрова доставляли по железной дороге, условия жизни личного состава были, мягко говоря, спартанские. Горючего для самолетов завезли в расчете на три дня боев, бомб и патронов - на неделю. Аэродром находился в 75 км от штаба группы, с которым наладили телеграфную связь, и в 80 км от линии фронта.

bluher-kitai

Командующий ОДВА В.К. Блюхер и один из его "орлов" - летчик-богатырь с бомбами весом 82 и 32 кг.

К6

Р-1 летчика Н.А. Соколова из отряда "Дальневосточный ультиматум". Самолет построен на пожертвования рабочих и служащих Амурской области.

950

Экипаж Н.А. Соколова с техником и мотористом. На борту виден синхронный пулемет "Виккерс", а на турели у летнаба - "Льюис" в авиационном исполнении.

21-я дивизия должна была блокировать гарнизон станции Маньчжурия, 36-я, поддержанная танковой ротой, наносила удар с севера между Маньчжурией и Чжайланором (Далайнором), отсекая друг от друга две китайские бригады. 35-я дивизия шла на Чжайланор и одновременно отрезала противнику пути отхода на Хайлар. Тем временем Приморская группа должна была возобновить наступление и взять город Мишаньфу.

17 ноября началось наступление. Целями для бомбометания стали укрепления близ Чжайланора, крепость Либенсян, военный городок и радиостанция. После авианалета и артподготовки части ОДВА пошли вперед. Десять танков МС-1  прорвали оборону китайцев и ушли вперед, перерезав железную дорогу между станцией Маньчжурия и Чжайланором. Там их догнала наша пехота. В другом месте к дороге вышла 5-я кавалерийская бригада и захватила эшелон. К утру Манчжурия и Чжайланор попали в окружение.
На следующий день авиация продолжила нанесение ударов по Манчжурии, Чжайланору и станции Цаган, где сосредотачивались резервы китайцев. Работу летчиков осложняла низкая облачность, порой приходилось снижаться до 40-50 метров.

Одна из бомбардировок обернулась конфузом. Три экипажа, летавшие на разведку, сообщили, что видели у станции Ваньтунь колонну войск численностью до двух дивизий. Срочно подняли в воздух шесть Р-1 с бомбами. Они нашли цель: внизу действительно двигалась длинная серая лента. Экипажи произвели бомбометание с высоты 1200 м и "добились хороших попаданий". Затем следовало проштурмовать колонну пулеметами, но, снизившись, летчики обнаружили, что под ними не китайские солдаты, а огромное стадо овец, которых монголы угоняли из района военных действий. Оправдываясь, экипажи потом говорили, что с высоты бараны и овцы очень похожи на китайцев в защитной форме.

А вот настоящую опасность из-за погоды чуть не проворонили. Китайцы сосредоточились под Чжайланором, собираясь пойти на прорыв из окружения. Наконец, их заметили и несколько самолетов поднялись для преследования уходящей пехоты. Один отряд пытался уйти в восточном направлении. Пилот Чайкин, возвращаясь с разведки, обнаружил его и пулеметным огнем пригнал прямо к цепи "мототачанок" - грузовиков АМО Ф-15 с пулеметами в кузовах, которые устроили китайцам горячий прием.

19 ноября погода еще более ухудшилась. Лишь отдельные, самые опытные, экипажи отправлялись на разведку. Зато над Чжайланором впервые появился китайский самолет. Он сбросил вымпел с запиской, который упал на позициях красноармейцев. Сообщение гласило: "Держитесь, к вам на помощь идут две бригады". Китайское командование еще не знало, что командир чжайланорского гарнизона уже убит, а его подчиненные капитулировали.

Наши разведчики тоже с трудом отличали, где внизу свои войска, а где - чужие, порой сбрасывая вымпелы с разведданными в расположении противника. Радиосвязи с наземными частями не было. На всю кавбригаду имелась лишь одна радиостанция, да и та неисправная.

К концу третьего дня операции в Даурии кончился бензин. Военным пришлось реквизировать топливо в авиакомпании "Добролет". Расход бомб превышал расчетный. Не всегда успевали подвозить продовольствие: на завтрак летчикам давали только хлеб с маслом и чай, а скудный обед объединяли с ужином.

K-МОН-25

Летчики и наземный персонал 6-го авиаотряда на аэродроме в Хайларе.

Большие проблемы создала ранняя морозная зима. При 15 градусах мороза приборы в открытой кабине Р-1 начинали врать, а при 25 градусах они просто переставали работать. При этой же температуре замерзали аэрофотоаппараты. Много времени отнимал запуск двигателей. Воду из радиаторов и масло из картеров приходилось сливать, а перед обратной заливкой - греть в полевых кухнях. Чтобы иметь хотя бы несколько машин в постоянной боевой готовности, авиаторы были вынуждены каждые 15-20 минут заводить на них моторы для прогрева.

20 ноября китайцы, окруженные на станции Маньчжурия, решили идти на прорыв. Они сформировали три колонны, которые двинулись в разных направлениях. Авиация своевременно засекла их перемещение и это позволило вовремя выставить заслоны. Три Р-1 с аэродрома Даурия отправились на штурмовку. Согласно отчету ВВС ОДВА, в результате атаки этого звена противник понес огромные потери. Уцелевшие солдаты частично разбежались, частично вернулись на уже захваченную красноармейцами станцию и сдались в плен.

23 ноября одиночный Р-1 сбросил бомбы на китайский аэродром в Хайларе, повредив два самолета на стоянках. Вскоре Хайлар был взят, а 28 ноября туда перебазировались самолеты 26-й эскадрильи. В тот же день эскадрилья и 6-й авиаотряд отправились бомбить станцию Бухэду. Над целью наших летчиков встретил интенсивный зенитный огонь. Самолет пилота Портнова и летнаба Иванова получил попадание в мотор и совершил вынужденную посадку на вражеской территории. Авиаторы успели сжечь машину, прежде чем подбежавшие китайцы захватили их в плен, о чем наши узнали из радиоперехвата. Дальнейшую судьбу Портнова и Иванова выяснить не удалось, вероятно, они были убиты.

На обратном пути группа рассыпалась в облачности. Самолеты возвращались звеньями, парами и поодиночке. Большая часть машин благополучно добралась до Хайлара, но экипажи летчиков Мочалова и Цатурова пропали без вести. 1 декабря пропавшие самолеты были обнаружены сгоревшими примерно в 40 километрах от Хайларского аэродрома, однако людей возле них не было. Лишь через день на блуждавших по заснеженной степи летчиков случайно наткнулись пехотинцы. Оказалось, что авиаторы потеряли ориентировку, выработали горючее и сели в неизвестном месте, полагая, что вокруг них вражеская территория. Согласно инструкции, они сожгли самолеты и пешком пошли на север, в сторону советско-китайской границы, хотя на самом деле обе машины приземлились в глубоком тылу советских войск.

К22

Аварийная посадка Р-1 "Продработник" из 40-й эскадрильи имени Ленина.

kvzd1

Авиаторы ВВС ОДВА позируют на аэродроме с фугасными бомбами АФ-32, АФ-82 (одна штука) и осколочными ОФ-8 с штыревыми взрывателями для подрыва над землей. Вскоре эти бомбы были сброшены на Маньчжурию.

Одновременно с Забайкальской группой 17 ноября возобновила наступление Приморская группа. Перед ней поставили задачу овладеть городом Мишаньфу. С воздуха наши части поддерживали 40-я эскадрилья (15 самолетов Р-1), один отряд 5-й истребительной эскадрильи (семь "Фоккеров" D.XI) и 19-й авиаотряд (восемь Р-1). Все они базировались на аэродроме Камень-Рыболов. Летчикам предписывалось вести разведку и штурмовать вражеские войска на поле боя.  Бомбить населенные пункты им запретили, чтобы не настраивать местное население против Красной армии.

IS-5_02

Летчики 5-й истребительной эскадрильи на фоне "Фоккера".

IS-5_01

"Фоккер" D.XI А.И. Никашина. Обратите внимание на фотопулемет, укрепленный перед ветровым стеклом кабины.

16 ноября шесть экипажей 19-го отряда получили приказ разбомбить аэродром у города Муданьцзян. Несмотря на стрельбу китайских зенитчиков, налет оказался успешным и на следующий день его повторили в том же составе. В результате двух авиаударов был разрушен ангар и казарма, а непосредственно на летном поле наши уничтожили один и повредили два самолета.
В тот же день с утра четыре звена 40-й эскадрильи атаковали китайскую кавалерию на северной окраине Мишаньфу, сбрасывая серии по четыре бомбы с высоты около 1000 м. Через два часа летчики 19-го отряда атаковали китайские войска у переправы через реку Мурень. Семь "Фоккеров" прикрывали 9-ю кавалерийскую бригаду, но китайские самолеты в небе так и не появились. Не встретив воздушного противника, истребители проштурмовали вражеский кавалерийский полк, пытавшийся контратаковать в районе Мишаньфу и рассеяли его пулеметным огнем.

С рассвета 18 ноября самолеты вылетели на разведку, выявив, что противник отступает по всему фронту. Летчики нередко сочетали разведку со штурмовкой. Так, звено 40-й эскадрильи нанесло очень результативный бомбовый удар по крупному отряду из примерно 1000 пехотинцев и 2000 всадников. Семь Р-1 и шесть истребителей поддержали атаку красноармейцев в районе деревни Сионидза. Противник в панике бежал за Мурень, понеся большие потери. Очень эффективным оружием против живой силы оказались небольшие осколочные бомбы АО-8, каждая из которых при удачном попадании выводила из строя от пяти до десяти солдат и офицеров противника. Низкий разлет осколков давал большой процент ранений в ноги.

На следующий день Чжан Сюэлян через своего министра иностранных дел Цай Юйшеня обратился к советскому руководству с просьбой прекратить боевые действия и начать переговоры. Москва ответила согласием, но на условиях немедленного освобождения заложников и точного соблюдения Мукденского договора о совместном владении КВЖД. Маньчжурский диктатор, понимая, что продолжение войны не сулит ему ничего, кроме разгрома,  принял эти условия.

22 декабря в Хабаровске были подписаны документы о восстановлении статус-кво на КВЖД, освобождении всех захваченных китайцами советских граждан и обмене военнопленными. В этот же день начался вывод советских войск из Маньчжурии, завершившийся к 1 января 1930 года. Самолеты тоже перегнали на места постоянного базирования.

В конфликте на КВЖД Красная армия потеряла 281 человека убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести. ВВС РККА лишились пяти самолетов и двоих летчиков. Потери противника точно установить невозможно, поскольку учет убыли личного состава в маньчжурской армии был налажен из рук вон плохо. По разным оценкам они составляли от 1000 до 2500 человек только убитыми, примерно в столь же широких пределах варьируется и количество раненых. Количество попавших в плен китайцев известно более точно - 8550 человек. Любопытно, что 1440 из них написали заявления с просьбами оставить их в СССР и дать советское гражданство, а 27 китайских солдат за время пребывания в лагере военнопленных успели вступить в комсомол.

Можно лишь гадать, чем вызвана пассивность маньчжурской авиации в ходе конфликта, поскольку китайские источники не содержат никакой информации на этот счет. Быть может, летчики и авиатехники просто оказались не готовыми к ведению боевых действий в условиях суровой зимы. К тому же, насколько мне известно, у китайских самолетов не было лыж, а летать на колесах с заснеженных ВПП невозможно.
Tags: ВВС, История, Маньчжурия, авиация
Subscribe
promo vikond65 июнь 23, 2019 16:38 25
Buy for 20 tokens
С авиамоделизмом я распрощался уже давно, поскольку времени на него катастрофически не хватает. Но от этого увлечения осталось немало артефактов,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments