я

Не договорились

molotov-hitler

Сегодня - годовщина одного из ключевых моментов мировой истории. Ровно 75 лет назад, 13 ноября 1940 года в Берлине состоялись последние переговоры между представителем высшего советского руководства, наркомом иностранных дел В.М. Молотовым и Адольфом Гитлером. Принимали советскую делегацию очень любезно, встреча прошла "в деловой и дружеской атмосфере", но, как известно, соглашения о разделе планеты достичь не удалось.



Можно только гадать, о чем на самом деле думали и чего добивались участники этих неудавшихся переговоров. Желали ли они достижения компромисса или всего лишь прощупывали позиции и выясняли амбиции друг друга, уже тогда будучи уверенными, что война между ними неизбежна? И каковым был бы дальнейший ход Второй Мировой, если бы одна из сторон все-таки умерила свои запросы и продемонстрировала готовность идти на уступки ради продолжения партнерства?

Recent Posts from This Journal

  • Безумство храбрых

    Ровно 30 лет назад, 18 апреля 1988 года в Персидском заливе иранские моряки вступили в неравный бой с авианосной группировкой ВМС США. Разумеется,…

  • Возмездие

    В ночь с 16 на 17 апреля 1945 года советская подводная лодка Л-3 "Фрунзевец" утопила немецкий теплоход "Гойя". Из-за…

  • Сколько было топоров?

    Вчера в сети появилась эта фотка разрушенного химико-фармацевтического института на окраине Дамаска, в котором, по заявлению США, сирийцы якобы…

Buy for 40 tokens
Buy promo for minimal price.
Ненадёжным партнёром был Гитлер, до последнего пытался договориться с Великобританией, а не с СССР.

"Из краткой записи беседы с Гитлером от 12 ноября известно следующее: «Гитлер… утверждает о наличии возможности сотрудничества СССР и странами, подписавшими пакт трех держав с целью удержать Америку вне Европы; Молотов соглашается… но просит четких заявлений о Финляндии, Балканах и Турции и о значении Нового Порядка в Европе и Азии» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 239. Л. 47).

Главная мысль Риббентропа 12 ноября – «Англия разбита, и когда она признает поражение – это только вопрос времени». США ей вряд ли помогут, их вмешательство в войну «заранее обречено на провал». Отсюда вытекает естественная задача для СССР: примкнуть к Берлинскому пакту Германии, Италии и Японии и обозначить свои территориальные предпочтения. СССР Риббентроп предложил Персидский залив и зону Аравийского моря, а также выход к южному океану. Молотов ответил, что эти соображения представляют большой интерес, но потребовал конкретики, например, что такое «великое восточноазиатское пространство», где его границы, не вторгается ли это «великое пространство» в территорию СССР, где вообще это всё? Риббентроп толком ответить не смог.

13 ноября Гитлер призывал Молотова «заключить соглашение о разделе Британской Империи; Молотов настаивает на том, что сначала должны быть признаны советские интересы в Финляндии, на Балканах и в Турции» (Там же. Л. 48).

Основная мысль Риббентропа в беседе 13 ноября – это еще более настойчивое приглашение СССР к сотрудничеству с участниками пакта трех и уже в этом формате определить их сферы интересов. «Сферы интересов» – это ключевое понятие, которым оперирует Германия. Вновь речь идет о «доверительных документах», конституирующих новый порядок («новый порядок» – еще одно ключевое понятие). Далее Риббентроп описывает аспирации (стремления) четырех стран, в частности, предполагает, что «центр тяжести аспираций СССР лежит в направлении на юг, т.е. к Индийскому океану». Ясно, что речь идет об Афганистане и Индии, которые находятся в сфере интересов Великобритании, с которой Германии хотелось бы столкнуть СССР. В качестве пряника предложены проливы Босфор и Дарданеллы: «Советскому Союзу должны быть предоставлены права прохода его военного флота через проливы, в то время как другие державы, за исключением черноморских, Италии и Германии, должны отказаться от своих прав на пропуск своих военных судов через проливы».

Молотов сразу же подчеркнул, что вопрос о проливах имеет для СССР первостепенное значение. Речь заходит о Турции и Болгарии. После чего Молотов напоминает о важности для СССР вопроса о проливах, ведущих в океан из Балтийского моря, на что Риббентроп говорит, что важнее для Германии ответ на вопрос о желании СССР пробить выход в Индийский океан. В итоге Молотов сказал, что, в принципе, СССР не против присоединиться к пакту трех держав Оси, но нужно договариваться конкретно.

14 ноября 1940 г. Молотов вернулся в Москву, 26 ноября в Берлин пошел ответ, который советские архивисты пока скрывают. Нет, на самом деле ответ из Москвы был, в нем содержались контрпредложения СССР и согласие, в случае удовлетворения советских геополитических аппетитов (включавших, в частности, Восточную Турцию, Северный Иран и Ирак, а также устройство военной базы СССР в Проливах) на новый передел мира.

Молотов потом несколько раз запрашивал ответ из Берлина, но Гитлер уже не отвечал. 18 декабря 1940 г. директивой фюрера был утвержден план «Барбаросса». "
Думаю, что война была неизбежна, и все это понимали. А Гитлер, несмотря на демонстративную любезность, никогда не забывал, что имеет дело со славянскими "унтерменшами" и с "жидобольшевиками", для которых в его расовой теории место находилось только в качестве сырья для кожевенной и мыловаренной промышленности. Сталину нужно было оттянуть войну до 1942 года, чтобы завершить перевооружение армии. А Гитлеру - завершить боевые действия в Европе и как следует подготовиться ко вторжению в СССР. Вот и весь секрет Полишинеля.

Не понимаю тех, кто бредит "упущенной" возможностью "поделить мир" с Наполеоном, кайзером или Гитлером, "договорившись полюбовно" за счёт западных демократий. Все такие прожекты грешат одним недостатком: не учитывают отношения к нам противоположной стороны. Никогда Европа не относилась к русским как к своим.
Я тоже так думаю. Для западноевропейцев даже поляки и прибалты - не совсем "свои", а уж русские - и подавно.
(Anonymous)
Поляки и прибалты для них, даже не "не совсем свои" - а жалкие лимитрофы, не считающиеся "настоящими" государствами. Им государственность дана в качестве платы за русофобию.
Это точно, князь Мешко в десятом веке дал полякам государственность за русофобию.