я

Две вечерни

display_image

30 марта 1282 в Палермо - столице Сицилии вспыхнуло восстание против короля Карла Анжуйского, выходца из Франции, при котором "понаехвшие" французские рыцари и наемники вели себя на острове как оккупанты в завоеванной стране. Сигналом к выступлению стал колокольный звон, сзывающий прихожан на вечернюю молитву, из-за чего оно получило прозвище "Сицилийская вечерня".

Даже по тем суровым временам восстание отличалось жестокостью и беспощадностью. Французы были истреблены поголовно, без различия пола и возраста, сперва в Палермо, а затем и на всей Сицилии. С тех пор выражение "Сицилийская вечерня" стало для французов и итальянцев нарицательным, обозначая то, что гораздо позже назовут геноцидом. Постепенно оно стало восприниматься как нечто далекое и почти легендарное, однако спустя более 500 лет это событие вдруг повторилось с удивительной точностью, но только на другом острове и даже в другом полушарии.

После изгнания с Гаити наполеоновских войск там оставалось еще от пяти до шести тысяч французов - бывших плантаторов, чиновников, торговцев, ремесленников, священников, отставных военных и членов их семей. Фактически они оказались в заложниках у бывших рабов и их предводителя Жана-Жака Дессалина, провозгласившего себя сперва генерал-губернатором, а потом - императором Гаити под именем Жака Первого.

Как и подавляющее большинство гаитянских негров, император Жак был малограмотен или даже неграмотен, но он любил, когда его образованные секретари-мулаты читали ему книги по европейской истории, из которых он старлся подчерпнуть что-то полезное. На беду для гаитянских французов однажды кто-то прочел Дессалину про Сицилийскую вечерню, и это повествование так вдохновило черного императора, что он тут же решил воплотить его в жизнь в своих владениях.

Поводов было два: желание отомстить бывшим поработителям и опасение, что Франция может повторить интервенцию под предлогом защиты своих граждан от притеснений со стороны новых властей. Вряд ли это опасение было обоснованно, так как французы, решив вернуть себе господство над островом, не стали бы искать формальных предлогов. В XIX веке такими вещами вообще никто не заморачивался, а если хотели кого-то завоевать, - завоевывали.

Никаких моральных барьеров перед замыслившим расовый геноцид Дессалином не стояло, ведь если белые люди делали такое друг с другом и даже без стеснения описывали это в своих книгах, то разве черные не могут делать с ними то же самое? Конечно, могут! И уже в начале в 1804 года почти все французы, а заодно и выходцы из других европейских стран, проживавшие на Гаити, были перебиты. Спастись удалось лишь тем немногим, кто успели бежать на иностранные суда, стоявшие в гаитянских портах.

К лету на острове не осталось в живых ни одного белого, солдаты Дессалина убили даже родившихся на Гаити и никогда не бывавших в Европе. При этом мулатов-полукровок не трогали, если они заявляли, что считают себя неграми. В следующем году Дессалин утвердил первую конституцию Гаити, в которой было записано, что это государство негров, а представители белой расы не имеют права жить и владеть имуществом на его территории.

Устранив таким образом "белую угрозу", Жак Первый упустил из виду более реальную опасность, исходившую от его собственного окружения. В 1806 году против него возник заговор во главе с генералами Петионом и Кристофом, недовольными тем, что самопровозглашенный император стал править единолично и самодержавно, не считаясь с мнением бывших соратников по антифранцузской борьбе. Заговорщики наняли убийц, которые 17 октября напали на кортеж Дессалина, перебили или разогнали охрану, вытащили императора из кареты и то-ли застрелили, то-ли искололи кинжалами.

Потом труп Дессалина разрубили на куски и разбросали их по центральной площади столицы. Несколько дней никто не решался трогать останки, пока их не собрала и не похоронила в неизвестном месте женщина по имени Деде Базиль, по слухам - бывшая любовница монарха.
На заставке - фантазийное изображение первой "Сицилийской вечерни" кисти итальянского художника XIX века Франческо Хайеса. Далее - негритянская версия "вечерни", запечатленная европейскими авторами, разумеется, не являвшимися ее очевидцами. А гаитянских рисунков на данную тему я не видел.

Incendie_de_la_Plaine_du_Cap._-_Massacre_des_Blancs_par_les_Noirs._FRANCE_MILITAIRE._-_Martinet_del._-_Masson_Sculp_-_33

Frontispiece_from_the_book_Saint-Domingue1815

44065fb089d0b92aca341a4e1e7c17c2
Слева - гвардейцы Дессалина, ну а правый рисунок в комментариях не нуждается. Правда, не совсем понятно, почему француза вешают, не забрав у него саблю.

tumblr_muto1v3wEF1qjcl7eo2_1280
Парадный портрет Жака Первого, так сказать, в зените славы и прискорбный финал его правления.

Manuel_Lopez_Lopez_Iodibo_-_Desalines_-_Huyes_del_valor_frances,_pero_matando_blancos
Слева - французская карикатура на Дессалина, а справа - памятник ему, установленный в центре гаитянской столицы. В общем, все как обычно: для одних - кровожадный монстр, а для других - национальный герой.
promo vikond65 june 23, 16:38 24
Buy for 20 tokens
С авиамоделизмом я распрощался уже давно, поскольку времени на него катастрофически не хватает. Но от этого увлечения осталось немало артефактов, которые мне уже не пригодятся, а места в квартире занимают много. Однако они, наверное, могут заинтересовать нынешних авиамоделистов. Самый сурьезный…
Re: Определяемся терминологически!
(Anonymous)
Какие оккупанты в 13 веке?Тем более в процессе Сицилия сменила хозяев в 5 раз за 200 лет и в 6 за 300 и ими стали отнюдь не сицилийцы а арагонцы.