я

Запоздалый визит, финал

Артиллерийская дуэль между испанской эскадрой и береговыми батареями Кальяо началась за 10 минут до полудня 2 мая 1866 года. Обе стороны стреляли неважно и попадали редко, но каждое попадание тяжелых снарядов приводило к серьезным последствиям. Десятидюймовый фугас, взорвавшийя в котельном отделении фрегата "Вилья де Мадрид", убил 35 человек и полностью разрушил котлы. Фрегат "Венсендора" взял поврежденный корабль на буксир и вытащил его из зоны обстрела. Во время этой операции перуанцы сделали по обездвиженному "Вилья де Мадриду" и его буксировщику порядка 200 выстрелов, однако ни разу не попали.

Флагманский броненосец "Нумансия" получил два или три снаряда. Один из них рикошетировал от брони, еще один взорвался на верхней палубе, ранив осколками нескольких матросов и стоявшего на мостике командира эскадры капитана Мендес Нуньеса. Впрочем, ранение оказалось не опасным. У фрегата "Беренгуэла" снаряд пробил борт ниже ватерлинии, но не взорвался. Тем не менее, дыра получилась внушительной, корабль набрал воды и вышел из боя, хотя и своим ходом. Единственный снаряд, угодивший во фрегат "Альманса", вызвал детонацию пороховых картузов одной из пушек. Погибло 13 артиллеристов. "Альманса" загорелась и тоже вышла из боя, но через полчаса, потушив пожар, вернулась и вновь вступила в перестрелку.

Одним попаданием отделался фрегат "Бланка", на котором погибли восемь матросов и был ранен капитан Хуан Батиста Топете - будущий главком испанских ВМС. Собственно, этим успехи перуанских артиллеристов и ограничились. Испанцам же удалось вывести из строя двухорудийную 10-дюймовую барбетную батарею "Ла-Мерсед". На ней произошел мощный взрыв, уничтоживший прислугу обоих орудий, а заодно и перуанского министра обороны полковника Хосе Гальвеса, наблюдавшего оттуда за боем. Правда, есть версия, что этот взрыв был вызван не испанским снарядом, а собственным, вывалившимся из люльки при заряжании и ударившимся взрывателем об каменный пол.

Постепенно большинство перуанских орудий главного калибра замолкло, но не столько от вражеского огня, сколько из-за поломок лафетов и механизмов наводки, вызванных отдачей при стрельбе. К 16 часам испанцы полностью израсходовали боекомплект. По свидетельству французского офицера, находившегося в качестве наблюдателя на "Бланке", последние залпы этот фрегат делал холостыми зарядами, чтобы морально поддержать моряков других кораблей и оказать психологическое воздействие на врагов, поскольку снарядов у него уже не было.

Но вскоре боеприпасы закончились и на других кораблях. У перуанцев к тому времени продолжали стрелять три десятидюймовых орудия из девяти имевшихся к началу сражения. Мендес Нуньесу не оставалось ничего иного, кроме как скомандовать отход. Четырехчасовой "обмен любезностями" завершился вничью. Как нередко бывает в подобных случаях, обе стороны объявили о своей победе, однако, с объектичной точки зрения это был успех перуанцев и неудача испанцев, не сумевших добиться поставленной цели.

Потрепанной эскадре Мендес Нуньеса вскоре пришлось уйти на Филиппины, так как несколько кораблей требовали серьезного ремонта. Вместе с ней эвакуированлись гарнизоны островов Чинча, которые без поддержки флота были бы обречены на гибель. Таким образом, попытка Испании вновь утвердиться в Южной Америке закончилась полным провалом. При обстреле Кальяо испанцы потеряли 56 человек убитыми и умершими от ран. Еще 70 моряков получили тяжелые ранения и 68 - более легкие. Потери противника они оценили аж в две тысячи убитых и раненых, однако, на самом деле у перуанцев погибли 83 человека (почти все - при взрыве батареи "Ла-Мерсед") и 250 были ранены.

Делая хорошую мину при плохой игре, испанцы встретили вернувшихся моряков эскадры капитана Мендес Нуньеса с триумфом. Газеты на все лады воспевали их подвиг, каждому торжественно вручили специально отчеканенную медаль с профилем королевы, а самого капитана произвели в адмиралы. Кроме того, все участники экспедиции получили за время своего двухлетнего похода двойное жалование, а семьям погибших была назначена повышенная пенсия. Я не знаю, как наградили перуанцы участников боя со своей стороны, но там 2 мая до сих пор отмечается как национальный праздник победы над колонизаторами. В Кальяо в этот день проходит военный парад и производится холостой выстрел из десятидюймовой пушки - одной из тех, которые 150 лет назад защищали город.

Fuerte Maipu, Callao, 1866

Тренировка артиллеристов на одной из двух 10-дюймовых барбетных батарей Кальяо.

ElCallao-Fortaleza-GP-02

Еще два таких же береговых орудия, установленных на городской набережной.

CastoMendez

Ранение капитана Касто Мендес Нуньеса на мостике броненосца "Нумансия".

84d864adda176df6e4305ce4ac796afco

Холостой выстрел из 10-дюймовки во время торжественной церемонии в память о сражении 2 мая 1866 года.

1866-bombardeo-isabel2-bronce

Бронзовая медаль, которой в Испании наградили участников боя.
Buy for 40 tokens
Buy promo for minimal price.
В сцене ранения капитана Касто Мендес Нуньеса испанские матросы, такое чувство, шлют своему раненому командиру проклятья, потрясая в воздухе кулаками :))

А вообще - история очень поучительная. На предмет необходимости иметь военно-морской флот, если уж твоя держава имеет выход к морю. Будь таковой у перуанцев - висеть бы Мендес Нуньесу на рее, ранением бы не отделался. А его флот вряд ли дошёл бы до Кальяо. Так что получился хороший аргумент в защиту Петра Великого от его нынешних супер-"благочестивых" обвинителей.
Будь у перуанцев флот. так испанская эскадра в таком виде туда бы вообще не по-плыла. А у этой войны было "чудесное" продолжение - пришло купленное английское оружие, испанцев уже не было и союзники начали войну уже между собой. И там убитые пошли на десятки тысяч...
Спасибо. Исчерпывающее объяснение. И слава Богу, что Эво Моралес не бросился отвоёвывать провинцию Антофагаста - а то, боюсь, пришлось бы его карликовой армии иметь дело не с Чили, а с его хозяевами с севера, которым Моралес уже давно поперёк одного места.
Между собой они только через 13 лет воевать начали.

Edited at 2016-05-03 09:46 pm (UTC)
(Anonymous)
Что общего у России с перу?