я

Слабоумие и отвага

463913173

145 лет назад, 28 мая 1871 года, были подавлены последние очаги сопротивления парижских коммунаров в предместье Менильмонтан. Закончилась 70-дневная эпопея социалистического мини-государства, давшего всем последующим революционерам замечательные примеры энтузиазма, беспочвенного оптимизма, некомпетентности и откровенного раздолбайства. Коммунары не воспользовались ни одной из имевшихся у них возможностей и блестяще упустили все шансы одержать победу над изначально более слабым противником. В результате, как всем известно, коммуна утонула в крови.

Военное противостояние началось с того, что назначенный комендантом Парижа типографский рабочий Бержере и главком парижской нацгвардии лейтенант Люллье, ранее уволенный из ВМФ за алкоголизм, попросту забыли отдать приказ занять брошенный форт Мон-Валерьен, впоследствии занятый версальцами и ставший отличным укрепленным плацдармом для их наступления.

И дальше все шло в том же духе. Попытка наступать на Версаль, предпринятая 3-4 апреля, с треском провалилась, потому что революционные войска отправились в поход без артиллерии, без разведки местности, без какого-либо плана, а многие солдаты - даже без патронов. Им было лень тащить лишнюю нагрузку и они почему-то были уверены, что им никто не окажет сопротивления. А когда по ним ударила шрапнель и ружейные залпы, коммунары сперва остолбенели от неожиданности. а потом бросились врассыпную. О наступлении уже никто не думал. Одна из колонн бодро маршировала мимо "пустого" форта Мон-Валерьен, тоже попала под убийственный огонь и рассеялась.

Казалось бы, надо сделать из случившегося соответствующие выводы, наладить организацию и укрепить дисциплину, но нет, ни того, ни другого не было сделано. Через полтора месяца версальцы совершенно свободно проникли в Париж через ворота Сен-Клу, которые почему-то никто не охранял. И так же беспрепятственно они заняли несколько районов, прежде чем наткнулись на баррикады, с которых по ним начали стрелять.

Формально в городе находилось свыше 200 тысяч революционных солдат, ополченцев и национальных гвардейцев, числившихся в списках частей и подразделений. Этого было более чем достаточно для обороны, тем более что версальцев насчитывалось порядка 130 тысяч. Однако фактически в боях за город принимали участие от 30 до 50 тысяч коммунаров, а остальные разбежались и попрятались, как только на улицах "запахло жареным". Эти 30-50 тысяч бойцов, надо отдать им должное, дрались самоотверженно, но их борьба была уже абсолютно бессмысленной и безнадежной.

В жестоких баррикадных боях "кровавой майской недели" погибло 877 версальцев, 6454 были ранены или контужены, 183 пропали без вести. Количество убитых и расстрелянных коммунаров, согласно учетным записям моргов и кладбищ, составляло 6667 человек, включая неопознанные тела, найденные при разборах завалов, а также - перезахоронения из временных могил. В это число входят и мирные жители города, погибшие при пожарах, артобстрелах и от шальных пуль.

Некоторые ангажированные авторы, например, бежавший в Англию бывший коммунар Проспер-Оливье Лиссанграй, из пропагандистских соображений называли гораздо более высокие цифры - десять, двадцать и даже тридцать тысяч убитых, подчеркивая при этом, что подавляющее большинство жертв вызвано не боевыми действиями, а массовыми расправами "белогвардейцев" над пленными и безоружными коммунарами. Разумеется, эти цифры были широко растиражированы левой и революционной печатью, многие им верят, однако, никаких документальных подтверждений у них нет.

На заставке - два плаката, посвященных Коммуне. Левый отпечатан в Париже весной 1871-го, а правый, в - в Советской России вскоре после Октябрьской революции. На левом плакате есть любопытный момент: если приглядеться, то на ленте, опоясывающей одну из "коммунарок", видны масонские эмблемы.

141222_r25916-1200

Любой сознательный революционер первым делом ломает памятники предыдущим властителям. Коммунары не были исключением: на снимке - разбитая фигура Бонапарта, служившая навершием снесенной ими Вандомской колонны - памятника победам наполеоновской армии.

national-guards-and-curious-citizens-at-the-foot-of-the-vendocc82me-column

Участники разрушения Вандомской колонны. По-моему, у тех, кто не в форме, вид вполне буржуазный и на обездоленных пролетариев они совсем не похожи.

General Staff of the Place Vendome, under the Commune, 1870-71

Члены штаба национальной гвардии Вандомского округа.

Barricades_pres_de_Ministere_de_la_Marine

Баррикады коммунаров не были похожи на те кучи мусора, досок и ломаной мебели, которые обычно показывают в кинофильмах. Это были вполне нормальные городские фортификационные сооружения из каменных блоков и мешков с землей, способные удерживать не только пули, но и снаряды полевой артиллерии относительно небольших калибров. На снимке - баррикада у здания морского министерства.

paris_commune_photo_1
.
the Right Side of the Barricade in the Rue de la Paix, 1870-71

Еще две "стандартные" баррикады, которые перегораживали улицу Рю де ля Пе. Штурмовать такие позиции было непросто.

1246

Коммунарская артбатарея на Монмартре, державшая под прицелом значительную часть города. Правда, в боях с версальцами она не сделала ни одного выстрела. То ли снарядов не подвезли, то ли артиллеристы куда-то запропастились.

122315935

Версальцы атакуют полуразрушенную артиллерией крупную баррикаду на рю де Риволи.

Paris_Commune_rue_de_Rivoli

Снимок того же места с того же ракурса, сделанный после завершения боев и частичной расчистки улицы.

Philippoteaux_-_Massacre_cimetiere_lachaise

Одна из последних оборонительных позиций коммунаров у входа на кладбище Пер-Лашез. Видно, что недостатка в пушках они не испытывали.

Lachaise

Бой среди могил. На Пер-Лашез версальцы захватили в плен и тут же расстреляли 147 коммунаров.

XEF7_089

Уцелевшие коммунары бегут из Парижа.

Corner of Boulevard Saint Martin and Rue de Bondy, 1870-71

Ruins near the Pont d'Auteuil and the Gare d'Auteuil, 1870-71

После падения коммуны Париж еще долго "украшали" следы боев.
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
белоленточные твари, продавшиеся госдепу
(Anonymous)
Которому именно, нельзя ли уточнить?
Тогда тоталитарии всех стран соединяйтесь.