я

Коптильщик Пелисье

06

19 июня 1845 года французские колонизаторы в Алжире совершили одно из наиболее тяжких военных преступлений XIX века, вполне подходящее под определение геноцида. К тому времени алжирская война шла уже 15 лет, но французам никак не удавалось сломить упорное сопротивление местных племен. Постепенно методы антипартизанской борьбы становились все более зверскими.

В ходе карательной экспедиции против кабильского племени Улед Рья бригада под командованием полковника Эмбаля Пелисье вынудила это племя укрыться в большой пещере Дахра, вырытой подземной рекой. Не желая подвергать риску своих солдат или ждать, когда голод заставит кабилов выйти, Пелисье приказал блокировать оба выхода из пещеры и развести возле одного из них огромный костер.

Сквозная форма Дахры и направление ветра способствовали тому, что дым от костра втягивался вовнутрь, проходил через подземную галерею и выходил из противоположного створа. Солдаты в течение нескольких часов рубили хворост и поддерживали огонь, а когда костер погас и дым постепенно выветрился, вся пещера была заполнена трупами мужчин, женщин и детей, умерших от удушья. По словам самих французов, в этой гигантской "душегубке" погибло 800 человек, а племя Улед Рья фактически перестало существовать. Возможно, количество жертв было еще больше, поскольку человеческие останки в боковых ответвлениях Дахры находят до сих пор.

Это была не единственная акция такого рода. 8 августа того же года генерал Арман Жак Лерой де Сент-Арно загнал более 500 алжирцев в пещеру Аин-Меране, а потом приказал взорвать входы. Таким образом, еще одно племя было похоронено заживо.

Когда о методах Пелисье и Сент-Арно узнали в Париже, они вызвали неудовольствие либеральной общественности. Полковника и генерала обвинили в излишней жестокости. Было даже назначено парламентское расследование. В парламент вызвали для объяснений непосредственного начальника Пелисье генерала Бюжо, который полностью одобрил поступок своего подчиненного и заявил, что, "если мы будем вести себя а Алжире гуманно, то эта война никогда не кончится".

Очевидно, французских законодателей такое объяснение вполне удовлетворило, поскольку расследование вскоре было прекращено. Сам Пелисье, откровено издеваясь над своими критиками, цинично назвал в газетном интервью проведенную им акцию "Enfumade", то есть "копчением", а по поводу алжирцев заявил, что "кожа с одного французского барабана стоит дороже, чем жизни всех этих жалких тварей". С этой фразой он вошел в историю.

В дальнейшем Пелисье быстро рос в чинах. Уже в следующем году он стал генералом, потом - маршалом, а в 1855-м возглавил французскую армию в Крыму. После успешного штурма Малахова кургана Наполеон-III пожаловал ему титул "дюк де Малакофф". В 1860-м маршал Пелисье стал генерал-губернатором столь любимого им Алжира и пробыл на этой должности до своей смерти, наступившей в 1864 году.

113-web

Полковник Пелисье "коптит" арабов и позирует фотографу в парадном мундире.

APIC2

Современный вид пещеры Дахра.
Buy for 50 tokens
Рядом с домом есть магазин « продукты Ермолино». Иногда покупаем там разную продукцию. Очень удобно, когда нет времени на полноценную готовку, а тут кинул на сковородку и ешь. Еда нравится, качественная и вкусная, а порой и не скажешь, что это всего лишь полуфабрикаты. Вот недавно…
Правильно сделал. Жаль, что потомки выродились и не понимают очевидного - жизнь одного своего солдата дороже миллиона противников.
И почему мне кажется, что если так будут поступать люди, считающие противником вас, вы первый закричите, что они негодяи, и потребуете от них соблюдения Женевской конвенции?
Зато щаз алжирцы дрюкают французов в самой Франции как хотят
Ишь ты, либеральная общественность уже тогда гадила.
(Anonymous)
"кожа с одного французского барабана стоит дороже, чем жизни всех этих жалких тварей"
Собственно, сколько людей с верхним образованием и сейчас, в 21 веке, ведут такие же речи.
Ничего удивительного, "верхнее образование" это лишь оболочка, в которой может сидеть людоед.
Моральный облик тех, кто приходит из "цивилизованной Европы" в очередной раз "окончательно решать русский вопрос", с годами и столетиями не меняется. Хорошо хоть, что во время Крымской войны Сент-Арно быстро издох, а Пелисье в окрестностях Севастополя "коптить" было некого и негде. Интересно, чьё вмешательство удержало его от того, чтобы после падения Севастополя сжечь его дотла вместе со всеми жителями? Вероятно, боялся, что война в этом случае затянется на неопределённый срок, а главное - перерастёт в партизанскую?
Там же, вроде бы, не осталось жителей, все ушли вместе с армией. Или кто-то остался?
После того как Алжир получил независимость, чтобы выжить 750 000 "черноногих" покинули страну, переселяясь во Францию, Испанию и Израиль. Наиболее трагично сложилась судьба алжирцев, которые в годы войны поддерживали французов и не успели бежать– запрет на «незаконную» эмиграцию из Алжира способствовал жестокому самоуправству со стороны ФНО, который истребил от 15 тыс до 150 000 точное число не установлено.
(Anonymous)
Hello, do you already published his book on the war of Paraguay? I can give you some more information. example: Baron of Maua was known as the "Rothschild of South America", as well as the richest man in Latin America. see article the New York Times of 22 August 1871.
http://query.nytimes.com/gst/abstract.html?res=9D07E0DD163DE43BBC4A51DFBE66838A669FDE&scp=10&sq=San+Paulo&st=

(Anonymous)
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/35/63/c2/3563c2a7c5679912ca2546466dfe1f0e.jpg
(Anonymous)
На гравюре, судя по каскеткам в чехлах - иностранный легион.
Отребье со всей Европы: в основном тогда поляки, швейцарцы и немцы.
Но, воевали они здорово.
Кстати, идея выкуривать протвника дымом из укрытия была очень популярна у французских колониальных войск. Когда зуавы Мак-Магона захватили Малахов Курган, они попытались так же выкурить несколько десятков русских солдат, обороняющих первый этаж оборонительной башни.
Притащив гору фашин по стену башни, зуавы их подожгли.
Каноническая история говорит, что Мак-Магон приказал потушить огонь, поскольку, дескать, мы воюем не с кабилами и это не по рыцарски...
Но я полагаю, дело было в том, что, высушенные августовской крымской жарой постройки из дерева и прутьев (фашины, габионы) могли полыхнуть так, что пришлось бы французам бежать обратно в свои траншеи... Плюс огромное количество пороха в погребках и просто в укладках кокоров рядом с орудиями.
Вот и пришлось заставлять зуавов тушить костры
Я так понимаю никто не мешал выйти и сдаться ?
С таким командиром матери бы не побоялись отправлять сыновей в армию, настоящий лорд войны, идущий на все ради своих солдат.