я

Человек, сокрушивший Российскую империю

Portrait_of_P.L.Bark

Благообразного господина с маленькими глазками, изображенного на портрете, звали Петр Львович (Петер Людвиг) Барк. Наверняка абсолютному большинству современных людей его фамилия ни о чем не говорит. Между тем, роль этого господина в разрушении Российской Империи, пожалуй, более значительна, чем у революционеров всех мастей, вместе взятых.

Именно Барку Россия обязана принятием в 1914 году "сухого закона", оказавшего катастрофическое влияние на ее экономику и на всю обстановку в обществе. В январе 1914 года он занял пост управляющего министерства финансов и уже тогда начал продвигать идею запрета торговли спиртными напитками. Имея доступ к царю, он убедил его в правильности этой идеи, а ее практическая реализация началась сразу после вступления России в войну. Барк к тому времени вступил в должность министра финансов, на которой он оставался вплоть до Февральской революции.

Сперва Николай Второй личным указом запретил продажу алкоголя на время мобилизации. Затем издается новый указ: "Государь Император, 22 августа 1914 года, Высочайше повелеть соизволил: существующее воспрещение продажи спирта, вина и водочных изделий для местного потребления в Империи продолжить впредь до окончания военного времени". Наконец, 16 сентября Госдума по инициативе все того же Барка приняла закон, в точности соответствующий царскому указу.

1388985_original

В 1914 году прибыль от винной монополии составляла почти 30% доходной части бюджета России. Она полностью покрывала государственные расходы на армию, флот, полицию и здравоохранение. Прекращение выпуска и продажи спиртного лишило страну этих доходов. Разумеется, Барк и его сторонники понимали, что столь огромную дыру в бюджете надо немедленно залатать. Для этого были резко взвинчены акцизы на чай, кофе, табак, сахар, соль, спички, керосин, уголь, дрова и целый ряд других товаров повседневного спроса, а также - тарифы на пассажирские перевозки.

Таким образом, народ не только лишили "веселия Руси", попытавшись одним махом сломать многовековые питейные традиции, но и больно ударили по карману, в том числе и тех, кто спиртным никогда не интересовался. Несмотря на показные восторги "прикормленной" прессы, авторитет властей от этого отнюдь не вырос. Вдобавок разом остались без работы более 300 тысяч человек, занимавшихся производством и продажей спиртных напитков, а государству пришлось выплачивать десятки миллионов рублей владельцам ликеро-водочных, винных и пивных заводов в качестве компенсации убытков.

Реакция на "сухой закон" людей, привыкших к спиртному, была естественной и вполне предсказуемой: началось массовое изготовление нелегального алкоголя и столь же массовое употребление суррогатов, гораздо более смертоносных, чем водка. За 1915 год выпуск спиртосодержащих лаков, политур и растворителей в центральных и северо-западных регионах России вырос в 20 раз! Разумеется, всем было понятно, что "полировали" этими жидкостями, однако, до их запрета дело не дошло. В том же 1915 году в одном только Санкт-Петербурге было продано более 1000 тонн одеколона, по литру на каждого жителя города, включая младенцев.

Самогоноварение приняло гигантские масштабы. По самой скромной оценке и без учета браги, в 1916 году его было изготовлено порядка 30 миллионов ведер, то есть, 370 миллионов литров. Пойло гнали из всего, что способно скисать и образовывать спирт, но предпочтение, естественно, отдавалось сахару, как наиболее эффективному сырью. В середине 1916 года сахар по всей России исчез из продажи, самогонщики скупали его еще на складах, не дожидаясь поставок в магазины. Всем, кто пережил горбачевский "полусухой закон", хорошо знакома эта картина.

Одновременно резко увеличилось потребление других наркотиков, прежде всего - опиатов, тоннами доставлявшихся контрабандой из Афганистана, Персии и Китая, а также - кокаина, именно тогда ставшего непременным атрибутом "богемного" образа жизни. А простой люд хлестал "ханжу", "ханку", "кумышку", "соняшку", "гвоздилку", "дымок" - под этими и многими другими народными названиями скрывалось, по сути, одно и то же - дрянной самогон, который разрушал психику гораздо сильнее и быстрее нормальной водки. Не этим ли в значительной мере объясняется жуткое одичание и чудовищные зверства, захлестнувшие Россию после революции?

183231

В общем, реальная картина была очень далека от той, что рисовала официальная статистика, согласно которой потребление алкоголя к 1917 году сократилось почти до нуля. О том, как все это выглядело на практике, можно прочесть в многочисленных воспоминаниях, дневниках и письмах современников. Вот. к примеру, весьма красноречивые фрагменты из дневника офицера М.И. Чернецова, приехавшего в свое имение в Орловской губернии после выписки из госпиталя, куда он попал в результате фронтового ранения.

12 декабря 1916 года. Два дня назад к нам наведывались крестьяне из ближайших деревень, из Опарино, Сказино и Репьево. Пьяные настолько, что еле шевелили языками. Наглые, самоуверенные, ничего не боящиеся — ни Бога, ни царя! Требовали отдать им старый парк. Я категорически отказал, они настаивали, стращая меня «красным петухом». На ночь зарядил всё оружие, забаррикадировался в одной из комнат, предварительно приказав заколотить окна на первом этаже.

В деревнях никакого порядка. Везде пьяные морды, везде продается самогон. Чтобы раздобыть денег на выпивку, продают всё, даже крыши собственных домов. Думаю, что и лес мой хотели продать на самогонку. Ещё два года назад можно было спокойно пройти по улицам деревень. Сейчас всё резко изменилось: могут запросто раздеть, избить и даже убить. И всё это — посреди белого дня.

16 декабря 1916 года. Вчера ночью сожгли моих соседей Шингарёвых. Всех — самого Ивана Ивановича, его жену Елизавету Андреевну, детей — 16-летнюю Софию, 12-летнюю Елену и 10-летнего Николая. Парк вырубили весь (за ночь!), забили всех коров и лошадей, разбили всё, что не смогли унести. Все нападавшие были пьяны, даже там — на пожарище — пили захваченный с собой самогон. Трое нападавших замёрзли насмерть, но их товарищи этого не заметили.

5 января 1917 года. Чаша моя переполнена, всё, уезжаю. Последней каплей стали события последней ночи, когда меня чуть не пригвоздили к стене вилами. Слава Богу, не растерялся, дал отпор. Расстрелял 15 патронов, одного завалил насмерть, троих ранил. Пишу, уже сидя в вагоне поезда «Орёл-Москва». На большой скорости проскакивая деревни, видел всё то же — злые взгляды крестьян, пьяные проклятия и пьяную круговерть.

Заметим, это написано за два месяца до Февральской революции, в самом центре страны. Из сказанного видно, что никакой власти к тому времени в сельской местности уже не было. Полный беспредел и анархия, замешанная на самогоне. Хорошо бы это прочесть тем, кто любит рассуждать о том, как процветающая царская Россия, стоявшая на пороге великой победы, была внезапно сражена коварным ударом в спину. В реале же, страна вступила в 1917 год дико озлобленной, насквозь пропитанной самогоном и политурой, к тому же - с рассыпающейся экономикой и парализованным транспортом, из-за чего в столице вскоре начались голодные бунты.

Однако вернемся к тому, с кого начали. Судьба Петра Львовича Барка поистине удивительна. Он - едва ли не единственный член российского Совмина, продержавшийся на своем посту от начала мировой войны и до Февральской революции. Несмотря на то, что уже в 1916 году был очевиден провал его политики, а финансовая система рушилась на глазах, его так и не отстранили от должности. Царившая в те годы "министерская чехарда", когда правительства менялись как перчатки, а министры порой вылетали из только что занятых кабинетов, едва успев разложить бумаги, его почему-то не затронула.

Сам он объяснял это своей покладистостью, умением ладить с людьми и идти на компромиссы, однако, коллеги, напротив, характеризовали его как человека "заносчивого, недружелюбного и нетерпимого к чужому мнению". Почему же царь благоволил ему вплоть до своего отречения? Это - одна из загадок тогдашней, весьма запутанной российской истории. К сказанному можно добавить, что Барк в 1920 году эмигрировал в Англию. Там этот человек, фактически разваливший российскую экономику и пересадивший Россию с водки на самогон, считался выдающимся финансистом и экспертом по делам Восточной Европы. В 1935 году его возвели в дворянское достоинство и удостоили титула баронета Британской империи.
Buy for 40 tokens
Buy promo for minimal price.
Проблемы начались гораздо раньше, не подготовили экономику и промышленность к войне. Вступление в Первую Мировую было неизбежным. Россия не могла не вступить. Конечно можно было постоять в сторонке, но не долго, после победы Германии и Австрии в войне, эти державы неизбежно обратили бы свое внимание на Россию и в лучшем случае сделали бы Россию своей марионеткой и полуколонией. А в худшем разгромили и ликвидировали русское государство как таковое.
//////////эти державы неизбежно обратили бы свое внимание на Россию и в лучшем случае сделали бы Россию своей марионеткой и полуколонией.

А в чем бы это выражалось?

//////////А в худшем разгромили и ликвидировали русское государство как таковое.

Сомневаюсь. Немцы и австрийцы не сделали этого даже в 1918 году, когда Россия осталась без армии, а они могли спокойно маршировать, не встречая сопротивления, хоть до Урала.
>А в чем бы это выражалось?
- банальная скупка местных ЛПР с последующим открытием рынка для немецких финансово-промышленных групп.

>Сомневаюсь. Немцы и австрийцы не сделали этого даже в 1918 году, когда Россия осталась без армии, а они могли спокойно маршировать, не встречая сопротивления, хоть до Урала.
- в 18-м году немцы были слегка заняты на Западном фронте.
>- банальная скупка местных ЛПР с последующим открытием рынка для немецких финансово-промышленных групп.

То есть скажем придет Стиннес на смену Детердингу с Нобелем в Баку? Хмммм, а что есть разница? :-) хе хе

>- в 18-м году немцы были слегка заняты на Западном фронте.

Они и победив францию будут заняты. Вильгельм противник дранг нах остен, ему африканские колонии мрились :-) А Францу иосифу недолго жить, а после смерти там венгры с немцами опять бы дележ затеяли бы....
>Вильгельм противник дранг нах остен

кто откажется от Польши нахаляву или портов в Прибалтике?
Точно откажется Вилли - он считал что поляки лишь ослабляют его государство. Ему хватало проблем с силезскими и померанскими что бы еще новых плодить.

Польша в любом случае - была бы автономной. Два Николая обещали.

И порты в прибалтике зачем? Просто зачем? Особенно такое счастье как либава?
История 19 века показала, что от Польши выгоднее отказаться, а портов на Балтике у немцев и без того хватало.
>То есть скажем придет Стиннес на смену Детердингу с Нобелем в Баку? Хмммм, а что есть разница? :-) хе хе
- Для жителей России? Ни малейшей. Просто вместо франков более востребованы окажутся марки, со всеми вытекающими.


>Они и победив францию будут заняты. Вильгельм противник дранг нах остен, ему африканские колонии мрились :-) А Францу иосифу недолго жить, а после смерти там венгры с немцами опять бы дележ затеяли бы..
- Вилли конечно романтик, но одно дело быть противником дранга при неразгромленной РосИмп+остальная Антанта, а другое когда РосИмп окажется в гордом одиночестве. Уговорят-с, хе-хе-хе. А мотивировать могут как угодно.
Кстати, наследство Франца-Иосифа мог бы помочь распилить тот же самый Вилли, закончить собирание земель немецких, ткскзть.
>а другое когда РосИмп окажется в гордом одиночестве

Как будто с падением Франции куда то денутся Британская империя и США :-) Для Вилли самое интересное только начнется. Бодаться с бриташкой на море можно долго долго...


Потом кризис в Австро-Венгрии и вуаля - для России как раз лет 25 для подготовки к неизбежной Второй мировой.
/////////- банальная скупка местных ЛПР с последующим открытием рынка для немецких финансово-промышленных групп.

Можно подумать, что до войны российский рынок был закрыт для немецких финансово-промышленных групп. Вам напомнить, кому принадлежала, к примеру, вся российская электротехническая промышленность?

/////////- в 18-м году немцы были слегка заняты на Западном фронте.

Вот именно, потому что Россия их не интересовала, хотя они могли запросто ее оккупировать.
>Можно подумать, что до войны российский рынок был закрыт для немецких финансово-промышленных групп. Вам напомнить, кому принадлежала, к примеру, вся российская электротехническая промышленность?
- Рынок был уже поделен и немцам досталось не так уж и много. Переделить рынок в свою пользу всегда приятно и выгодно. Ну а электротехническая промышленность в РосИмп это нечто малоощутимое.

>Вот именно, потому что Россия их не интересовала, хотя они могли запросто ее оккупировать.
- Интересно, чем бы немцы оккупировали Россию в 18-м году, если им не хватило сил для установления контроля хотя бы над малороссийскими губерниями?
/////////Рынок был уже поделен и немцам досталось не так уж и много.

Вы так говорите, будто рынок это что-то жестко-статичное и навеки окаменевшее. Как поделили, так и переделили, тем более, если по вашему сценарию Франция и Бельгия разгромлены.

////////- Интересно, чем бы немцы оккупировали Россию в 18-м году, если им не хватило сил для установления контроля хотя бы над малороссийскими губерниями?

А скока немцы дивизий на запад перебросили?
Немцы именно это и сделали, они создали государства Прибалтики, они создали независимую Польшу, Белоруссию и Украину, они захватили Крым. И это при том что война еще шла и не очень успешно для Германии. В случае победы они лихо обкорнали бы Россию, как минимум создав марионеточные государства на западе бывшей Российской Империи. Маршировать в 1917-1918 годах в глубь России для них было нереально, как оказалось оккупация уже захваченных территорий в условиях оккупационной анархии, развала экономики требует огромных усилий. Вместо того чтобы направить войска на западный фронт немцы задействовали огромную оккупационную армию на востоке, миллион солдат сидели в глубоком тылу вместо того чтобы атаковать на Западном фронте. Заметьте, это в крайне неудачном раскладе сложившемся в 1917-1918 годах, а в случае победоносной войны все для Петербурга и Ники было бы гораздо хуже. Даже если представить что Германия и Австрия решили быть с Россией милостивы, то плыл бы Ники в фарватере их политики как миленький как самый младший партнер. А революция все равно свершилась бы. Последствия можно представить. Ну как в Китае после революции 1911 года.
То есть, они бы сделали то же самое, что они и так сделали в 18 году, только в реале Россия в качестве бонуса получила еще и революцию с гражданской войной. Замечательно...
Мы не можем сказать как могло быть. Это предположение, основанное на способности Германии и Австрии это сделать. Вступая в войну верхушка российской империи примерно так рассуждала, если победит Германия, то она станет гегемоном Европы, а Россия безусловно станет младшим партнером во всем зависимым от Германии. А не хотелось.

Edited at 2016-09-17 03:41 pm (UTC)