я

Человек, сокрушивший Российскую империю

Portrait_of_P.L.Bark

Благообразного господина с маленькими глазками, изображенного на портрете, звали Петр Львович (Петер Людвиг) Барк. Наверняка абсолютному большинству современных людей его фамилия ни о чем не говорит. Между тем, роль этого господина в разрушении Российской Империи, пожалуй, более значительна, чем у революционеров всех мастей, вместе взятых.

Именно Барку Россия обязана принятием в 1914 году "сухого закона", оказавшего катастрофическое влияние на ее экономику и на всю обстановку в обществе. В январе 1914 года он занял пост управляющего министерства финансов и уже тогда начал продвигать идею запрета торговли спиртными напитками. Имея доступ к царю, он убедил его в правильности этой идеи, а ее практическая реализация началась сразу после вступления России в войну. Барк к тому времени вступил в должность министра финансов, на которой он оставался вплоть до Февральской революции.

Сперва Николай Второй личным указом запретил продажу алкоголя на время мобилизации. Затем издается новый указ: "Государь Император, 22 августа 1914 года, Высочайше повелеть соизволил: существующее воспрещение продажи спирта, вина и водочных изделий для местного потребления в Империи продолжить впредь до окончания военного времени". Наконец, 16 сентября Госдума по инициативе все того же Барка приняла закон, в точности соответствующий царскому указу.

1388985_original

В 1914 году прибыль от винной монополии составляла почти 30% доходной части бюджета России. Она полностью покрывала государственные расходы на армию, флот, полицию и здравоохранение. Прекращение выпуска и продажи спиртного лишило страну этих доходов. Разумеется, Барк и его сторонники понимали, что столь огромную дыру в бюджете надо немедленно залатать. Для этого были резко взвинчены акцизы на чай, кофе, табак, сахар, соль, спички, керосин, уголь, дрова и целый ряд других товаров повседневного спроса, а также - тарифы на пассажирские перевозки.

Таким образом, народ не только лишили "веселия Руси", попытавшись одним махом сломать многовековые питейные традиции, но и больно ударили по карману, в том числе и тех, кто спиртным никогда не интересовался. Несмотря на показные восторги "прикормленной" прессы, авторитет властей от этого отнюдь не вырос. Вдобавок разом остались без работы более 300 тысяч человек, занимавшихся производством и продажей спиртных напитков, а государству пришлось выплачивать десятки миллионов рублей владельцам ликеро-водочных, винных и пивных заводов в качестве компенсации убытков.

Реакция на "сухой закон" людей, привыкших к спиртному, была естественной и вполне предсказуемой: началось массовое изготовление нелегального алкоголя и столь же массовое употребление суррогатов, гораздо более смертоносных, чем водка. За 1915 год выпуск спиртосодержащих лаков, политур и растворителей в центральных и северо-западных регионах России вырос в 20 раз! Разумеется, всем было понятно, что "полировали" этими жидкостями, однако, до их запрета дело не дошло. В том же 1915 году в одном только Санкт-Петербурге было продано более 1000 тонн одеколона, по литру на каждого жителя города, включая младенцев.

Самогоноварение приняло гигантские масштабы. По самой скромной оценке и без учета браги, в 1916 году его было изготовлено порядка 30 миллионов ведер, то есть, 370 миллионов литров. Пойло гнали из всего, что способно скисать и образовывать спирт, но предпочтение, естественно, отдавалось сахару, как наиболее эффективному сырью. В середине 1916 года сахар по всей России исчез из продажи, самогонщики скупали его еще на складах, не дожидаясь поставок в магазины. Всем, кто пережил горбачевский "полусухой закон", хорошо знакома эта картина.

Одновременно резко увеличилось потребление других наркотиков, прежде всего - опиатов, тоннами доставлявшихся контрабандой из Афганистана, Персии и Китая, а также - кокаина, именно тогда ставшего непременным атрибутом "богемного" образа жизни. А простой люд хлестал "ханжу", "ханку", "кумышку", "соняшку", "гвоздилку", "дымок" - под этими и многими другими народными названиями скрывалось, по сути, одно и то же - дрянной самогон, который разрушал психику гораздо сильнее и быстрее нормальной водки. Не этим ли в значительной мере объясняется жуткое одичание и чудовищные зверства, захлестнувшие Россию после революции?

183231

В общем, реальная картина была очень далека от той, что рисовала официальная статистика, согласно которой потребление алкоголя к 1917 году сократилось почти до нуля. О том, как все это выглядело на практике, можно прочесть в многочисленных воспоминаниях, дневниках и письмах современников. Вот. к примеру, весьма красноречивые фрагменты из дневника офицера М.И. Чернецова, приехавшего в свое имение в Орловской губернии после выписки из госпиталя, куда он попал в результате фронтового ранения.

12 декабря 1916 года. Два дня назад к нам наведывались крестьяне из ближайших деревень, из Опарино, Сказино и Репьево. Пьяные настолько, что еле шевелили языками. Наглые, самоуверенные, ничего не боящиеся — ни Бога, ни царя! Требовали отдать им старый парк. Я категорически отказал, они настаивали, стращая меня «красным петухом». На ночь зарядил всё оружие, забаррикадировался в одной из комнат, предварительно приказав заколотить окна на первом этаже.

В деревнях никакого порядка. Везде пьяные морды, везде продается самогон. Чтобы раздобыть денег на выпивку, продают всё, даже крыши собственных домов. Думаю, что и лес мой хотели продать на самогонку. Ещё два года назад можно было спокойно пройти по улицам деревень. Сейчас всё резко изменилось: могут запросто раздеть, избить и даже убить. И всё это — посреди белого дня.

16 декабря 1916 года. Вчера ночью сожгли моих соседей Шингарёвых. Всех — самого Ивана Ивановича, его жену Елизавету Андреевну, детей — 16-летнюю Софию, 12-летнюю Елену и 10-летнего Николая. Парк вырубили весь (за ночь!), забили всех коров и лошадей, разбили всё, что не смогли унести. Все нападавшие были пьяны, даже там — на пожарище — пили захваченный с собой самогон. Трое нападавших замёрзли насмерть, но их товарищи этого не заметили.

5 января 1917 года. Чаша моя переполнена, всё, уезжаю. Последней каплей стали события последней ночи, когда меня чуть не пригвоздили к стене вилами. Слава Богу, не растерялся, дал отпор. Расстрелял 15 патронов, одного завалил насмерть, троих ранил. Пишу, уже сидя в вагоне поезда «Орёл-Москва». На большой скорости проскакивая деревни, видел всё то же — злые взгляды крестьян, пьяные проклятия и пьяную круговерть.

Заметим, это написано за два месяца до Февральской революции, в самом центре страны. Из сказанного видно, что никакой власти к тому времени в сельской местности уже не было. Полный беспредел и анархия, замешанная на самогоне. Хорошо бы это прочесть тем, кто любит рассуждать о том, как процветающая царская Россия, стоявшая на пороге великой победы, была внезапно сражена коварным ударом в спину. В реале же, страна вступила в 1917 год дико озлобленной, насквозь пропитанной самогоном и политурой, к тому же - с рассыпающейся экономикой и парализованным транспортом, из-за чего в столице вскоре начались голодные бунты.

Однако вернемся к тому, с кого начали. Судьба Петра Львовича Барка поистине удивительна. Он - едва ли не единственный член российского Совмина, продержавшийся на своем посту от начала мировой войны и до Февральской революции. Несмотря на то, что уже в 1916 году был очевиден провал его политики, а финансовая система рушилась на глазах, его так и не отстранили от должности. Царившая в те годы "министерская чехарда", когда правительства менялись как перчатки, а министры порой вылетали из только что занятых кабинетов, едва успев разложить бумаги, его почему-то не затронула.

Сам он объяснял это своей покладистостью, умением ладить с людьми и идти на компромиссы, однако, коллеги, напротив, характеризовали его как человека "заносчивого, недружелюбного и нетерпимого к чужому мнению". Почему же царь благоволил ему вплоть до своего отречения? Это - одна из загадок тогдашней, весьма запутанной российской истории. К сказанному можно добавить, что Барк в 1920 году эмигрировал в Англию. Там этот человек, фактически разваливший российскую экономику и пересадивший Россию с водки на самогон, считался выдающимся финансистом и экспертом по делам Восточной Европы. В 1935 году его возвели в дворянское достоинство и удостоили титула баронета Британской империи.
promo vikond65 june 23, 16:38 22
Buy for 20 tokens
С авиамоделизмом я распрощался уже давно, поскольку времени на него катастрофически не хватает. Но от этого увлечения осталось немало артефактов, которые мне уже не пригодятся, а места в квартире занимают много. Однако они, наверное, могут заинтересовать нынешних авиамоделистов. Самый сурьезный…
То есть, они бы сделали то же самое, что они и так сделали в 18 году, только в реале Россия в качестве бонуса получила еще и революцию с гражданской войной. Замечательно...
Мы не можем сказать как могло быть. Это предположение, основанное на способности Германии и Австрии это сделать. Вступая в войну верхушка российской империи примерно так рассуждала, если победит Германия, то она станет гегемоном Европы, а Россия безусловно станет младшим партнером во всем зависимым от Германии. А не хотелось.

Edited at 2016-09-17 03:41 pm (UTC)
Голландия, Дания и Швейцария отнюдь не считали себя "младшими партнерами, во всем зависимыми от Германии". Но Россия, конечно, - совсем другое дело. Ведь она была слишком маленькая и слабая по сравнению с этими огромными могучими державами.
Почему сразу Германии? Швейцария была всем нужна. Голландия имела гарантии. Дания имела гарантии. Сторонам конфликта не нужно было увеличение длины фронта. По результатам войны стали младшими партнерами Антанты, да им и все равно было, никаких амбиций эти государства не имели как и противоречий с обеими военными блоками Европы. Все территориальные вопросы были решены с любым из военных блоков, ни Антанте ни Германии от этих стран ничего не нужно было. Для России победа стран Четвертного Союза как серпом по яйцам. Но как я сказал все это только предположение подтвержденное опасениями реального российского руководства. Вариантов развития событий много. Можно было остаться в стороне и смотреть как Германия становится гегемоном Европы, можно было вписаться на стороне Германии и что-то выклянчить. Фиг знает, но Петербург видимо считал что воевать надо и у него были весомые на то причины.
//////////Почему сразу Германии? Швейцария была всем нужна.

И нафига она была нужна Германии?

//////////Голландия имела гарантии. Дания имела гарантии.

Бельгия тоже имела гарантии, и что?

///////////Сторонам конфликта не нужно было увеличение длины фронта.

Какое увеличение линии фронта получила Германия от захвата Дании и Голландии в 1940 году?

////////Для России победа стран Четвертного Союза как серпом по яйцам.

С какой стати? Разве Германия или Австрия предъявляли претензии на какие-то российские территории?

/////////Петербург видимо считал что воевать надо и у него были весомые на то причины.

У всех основных участников ПМВ, кроме Бельгии, были только две причины: желание поживиться за чужой счет и раздавить конкурентов. Однако не все умели соизмерять свои аппетиты со своими возможностями. РИ оказалась среди тех, кто не сумел.