я

Пушка, которая сокрушила Францию

История знает немало примеров, когда армии передовых, промышленно развитых стран за счет технического превосходства легко одерживали верх над войсками отсталых государств и племен. Однако гораздо более редкой является ситуация, когда в войне между двумя странами с примерно равным уровнем развития победа достигалась за счет какого-то одного вида оружия, имевшегося только у одной из сторон. Именно такая ситуация сложилась во время франко-прусской войны 1870-71 годов, когда прусаки наголову разгромили сильную и многочисленную армию Франции благодаря своей артиллерии, а конкретно - новым полевым орудиям Круппа.
К началу войны на вооружении прусской армии имелось 1334 полевых и осадных орудия, из них более тысячи легких пушек Круппа трех типов: 6-фунтовые Feldkanone C/61 и С/64, а также 4-фунтовая Feldkanone C/67, она же 8cm Stahlkanone C/67. Все эти орудия имели стальные нарезные стволы и казенное заряжание, обеспечивающее им гораздо более высокую скорострельность, чем у дульнозарядных французских полевых пушек.
Стандартной скорострельностью орудия Круппа считались шесть выстрелов в минуту, но опытный и хорошо натренированный расчет мог выпускать ежеминутно до 10 снарядов. При этом максимальный темп стрельбы французских орудий не превышал двух выстрелов в минуту.
Отставание в скорострельности отчасти можно компенсировать численным превосходством, но у французов и его не было. К началу войны их артиллерийский парк включал в себя 950 пушек и гаубиц, не считая стационарных крепостных орудий.
Высокая скорость стрельбы крупповских пушек дополнялось повышенной дальнобойностью. Они забрасывали фугасные снаряды на дистанцию до 3500 метров, а у французских полевых артиллерийских систем предельная дальность стрельбы не превышала 2500-2800 метров. В результате прусаки могли с безопасного расстояния расстреливать французские батареи, а затем - сметать ураганным огнем пехоту. Это стало одним из решающих факторов, обеспечивших им успех в большинстве крупных сражений, а в конечном счете - победу в войне.

819l
Полевая пушка Feldkanone C/64 на гравюре 1875 года. Она имела калибр 78,5 мм, масса ствола - 290 кг, масса лафета - 360 кг, масса фугасного снаряда - 4,3 кг (из них 170 грамм пороха), масса картечного выстрела - 3,5 кг (включая 48 свинцовых пуль по 50 г), начальная скорость снаряда - 357 м/с.


80mm
Первый крупносерийный образец казнозарядного полевого орудия со стальным стволом - пушка Feldkanone C/61, принятая на вооружение армии  Пруссии в 1861 году. Затвор и лафет не сохранились и заменены новоделами.

C61_Original

C61_Saarlouis
От этой С/61 также уцелел лишь ствол. Затвор отсутствует, а лафет представляет собой современную копию.

GER_c67

GER_c67-22
Пушка С/64 с усовершенствованным затвором на железном лафете образца 1873 года.

0K
Чертеж Feldkanone C/64.

C_67.1
Чертежи клиновых затворов орудий С/64 (слева) и С/67.

cc01b
Батарея полевых орудий Круппа на позиции.

Canon_Obusier_Le_Lassaigne
Полевые орудия, с которыми Франция вступила в войну, выглядели очень архаично. По сути они почти ничем не отличались от пушек времен Наполеона Бонапарта.

Obusier_de_15cm_systeme_Valee_1828_fondu_1852
Подборка типов бронзовых дульнозарядных пушек, применявшихся французами в войне с Пруссией.


Другие статьи об оружии и военной технике в этом блоге:

Чертова мельница
Скорострелка конфедератов
Рельсовые мониторы янки и дикси
Happy Birthday to Revolver!
Капризный француз
Стреляющий бублик
Фюррер сделал автомат...
Броня Коммуны
Броня Коммуны - 2
Воздушная картечница Гебауэра
Огненные копья Первой мировой
Цепные карамультуки
promo vikond65 июнь 23, 16:38 22
Buy for 20 tokens
С авиамоделизмом я распрощался уже давно, поскольку времени на него катастрофически не хватает. Но от этого увлечения осталось немало артефактов, которые мне уже не пригодятся, а места в квартире занимают много. Однако они, наверное, могут заинтересовать нынешних авиамоделистов. Самый сурьезный…
При Седане против 120 тысяч французов с примерно четырьмя сотнями орудий противостояло аж 220 тысяч немцев с восемью сотнями - тут даже вопросов о победителе не возникает.
А учитывая отсутствие во Франции корпусной и дивизионной структур в мирное время...
Именно огонь прусской артиллерии деморализовал французов и заставил их сдаться, хотя возможности сопротивления седанской крепости были далеко не исчерпаны.
120 тысяч против 220 тысяч. 400 против 800. Скверный боевой дух и выучка. Финита.
За что я уважаю прусскую военную науку - создаются такие условия, в которых ты всегда в большинстве.
При Марс-ла-Туре 80 тысяч прусаков заставили отступить 150 тысяч французов. В Меце 134 тысячи прусаков держали в осаде 198 тысяч французов и в конце концов вынудили их к сдаче. В Париже оборонялись 350 тысяч французских солдат, у которых было 2627 орудий, а осаждали их 235 тысяч прусаков и всего лишь 898 орудий. Париж, как известно, тоже капитулировал.
Так что, далеко не всегда прусаки одерживали победы, имея численное превосходство.
Верно... Но когда настала пора решительного сражения - тут немцы имели подавляющее превосходство...
А почему Вы считаете, что Мец и Париж менее решительны, чем Седан?
Отнюдь... Однако при Седане немцы получили весьма ценный трофей - архитектора Третьей Империи и собственно ей символ...
Захват "коротышки" им по сути ничего не дал. Во всяком случае, он не сломил волю французов к сопротивлению. ИМХО, к тому времени авторитет Луи Бонапарта во Франции был примерно такой же, как у Николая второго накануне февральской революции. То есть, никакой.
Может и так, но Третья Империя войну по сути проиграла, а потом была минигражданская война за власть...
Войну с немцами проиграла уже республика. Эта война продолжалась еще четыре месяца после низложения Наполеона. Впрочем, после капитуляции 177-тысячной армии Базена в Меце никаких шансов на победу у французов уже не было.
После падения Наполеона Третьей Империи не стало в силу того, что Империей был он (как не забавно это звучит). Потом с немцами вела борьбу республика, точнее одна вела, а другая договаривалась...
Ну так я про то и говорю, что 4 сентября 1870 империя накрылась, а дальше воевала уже республика. Впрочем, от смены формы правления характер войны не изменился.