я

Карибский Трафальгар

Duckworth's_Action_off_San_Domingo,_6_February_1806

6 февраля 1806 года, через три с половиной месяца после знаменитого Трафальгарского сражения, по другую сторону Атлантики, у южного берега острова Санто-Доминго, произошла еще одна морская баталия. Гораздо менее известная, но с тем же результатом.

Британская эскадра вице-адмирала Джона Дакуорта, не потеряв ни одного корабля, уничтожила французскую эскадру, которой командовал адмирал Корентин Лессег. У Дакуорта было численное превосходство - семь линейных кораблей против пяти, и он его блестяще реализовал, захватив после интенсивной артиллерийской дуэли три французских линкора и вынудив команды двух оставшихся выброситься на прибрежные скалы. Правда, из трех трофеев только один годился для дальнейшей службы. Еще один вскоре затонул из-за полученных в бою повреждений, а другой англичане сочли непригодным к эксплуатации и отправили на слом.

Людские потери англичан составляли 74 погибших и 264 раненых. Французские потери убитыми и ранеными, почему-то, во всех источниках указаны одной цифрой, причем - весьма приблизительной - "около 1500 человек". Как внутри нее распределялись погибшие и получившие ранения - неизвестно, судя по всему, их просто никто не считал. Также неизвестно общее количество пленных, взятых англичанами на захваченных ими кораблях, что выглядит еще более странно.

Победа у Санто-Доминго в очередной раз подтвердила статус Великобритании как "владычицы морей" не только восточного, но и западного полушария. А также - наглядно продемонстрировала, что и после гибели Нельсона в Англии остались адмиралы, способные воевать не хуже, чем он. Известие об уничтожении эскадры Лессега также вызвало бурный восторг у жителей английских колоний Карибского бассейна, особенно - у моряков, поскольку оно означало, что по Карибскому морю вновь можно плавать свободно, не опасаясь вражеских рейдеров.

Забавно, что Наполеон, выслушав доклад вернувшегося во Францию битого адмирала, решил сделать хорошую мину при плохой игре и неожиданно заявил: "Поздравляю, вы провели один из лучших боев французского флота!" Впрочем, возможно это был едкий сарказм, так как, по сравнению с Трафальгаром, где французы потеряли 18 линкоров, или Абукиром, где они лишились одиннадцати линейных кораблей, потеря у Санто-Доминго "всего-навсего" пяти линкоров выглядела не столь удручающе.

На заставке - Битва у Санто-Доминго на картине французского художника-мариниста Николя Покока. В центре на переднем плане - флагман адмирала Лессега - 130-пушечный трехпалубный линкор "Империал".

15-1500-J9BBD00Z

Англичане сжигают выбросившиеся на скалы французские линкоры "Империал" и "Диомед". Картина английского художника Томаса Уиткомба.

Admiral_Sir_John_Thomas_Duckworth_(1748-1817)

Роберт Стопфорд - капитан английского линкора "Спенсер", сыгравшего важную роль в сражении у Санто-Доминго, вице-адмирал Джон Дакуорт и адмирал Корентин Лессег.
Buy for 40 tokens
Buy promo for minimal price.
В целом, и директории и Наполеону было пофиг на флот. Результат - закономерная череда поражений. Впрочем, Лессег легко отделался, Вильнева вообще убили.

Edited at 2017-02-07 07:49 am (UTC)
После возвращения во Францию из британского плена 22 апреля 1806 года Вильнев покончил жизнь самоубийством при помощи 6(!) ударов столового ножа. Его нашли в запертой комнате, в луже крови, с ножом в груди. Самоубийство выглядит очень странным на фоне того, что Вильнева не судили и не разжаловали.

Даже в худшем для себя варианте с военным трибуналом, Вильнев имел возможность постоять за себя и открыто рассказать всю правду о плачевном состоянии наполеоновского флота, о противоречивых приказах из Парижа, о ненадежности испанских союзников. Наполеону подобные откровения не были нужны, вследствие чего ликвидация адмирала выглядела предпочтительнее судебного разбирательства.

Edited at 2017-02-08 06:34 am (UTC)
По этой логике всех подсудимых офицеров надо убивать до суда, чтобы на суде они не сказали чего-нибудь неприятного для начальства. :)
А насчет шести ударов - их могло быть и больше, если первые пришлись по ребрам.
Но ведь к этому вопросу и с другой стороны можно подойти. Зачем Вильневу убиваться, если ничего страшного с ним не будет?
Что значит "ничего страшного"? Он же понимал, что его карьера закончена и что в дальнейшем все будут воспринимать его как человека, просравшего главное сражение в своей жизни. Очень многие стрелялись/вешались по куда менее серьезным причинам.
У Вильнева шансы на победу были еще меньше чем у Рожественского и это все понимали. Вильнев дал бой не имея ни шанса на победу и этот бой проиграл - это неудача, но не позор.

Да и конец карьеры, это не конец жизни.
Это - для кого как. Для многих даже проигрыш в карты, уход любовницы или банкротство фирмы означали конец жизни.