я

Красный снег

---------------------5--------1812-----.---------------..jpg

Ровно 205 лет назад, 18 ноября 1812 года завершилось трехдневное сражение у поселка Красный, в котором отступавшие из Москвы войска Наполеона были разгромлены, потеряв почти половину своего состава. К тому момету от 500-тысячной "Великой армии", с которой Бонапарт вторгся в Россию, оставалось около 80 тысяч солдат и офицеров, способных держать оружие. В результате Красненской битвы их количество сократилось до 44 тысяч.

Французы отходили на запад по Старой Смоленской дороге четырьмя отдельными большим колоннами. Первую колонну возглавлял сам Бонапарт, вторую - вице-король Эжен Богарне, третью - маршал Даву, а последнюю - маршал Ней. Сражение началось с атаки летучего конного отряда Дениса Давыдова на Красное, где расположился на отдых Наполеон со своей гвардией. Французы отбили нападение, а потом сами нанесли удар по казакам атамана Ожаровского, расположившимся лагерем у деревни Кутьково к югу от Красного.

Из за утери бдительности казаки прозевали нападение и были отброшены. Тем временем русские войска под командованием генерала Милорадовича перерезали Смоленскую дорогу перед корпусом Богарне. Попытки французов прорвать этот заслон, усиленный артиллерией, ни к чему не привели. Им пришлось обходить его с севера, по заснеженным, полям и лесам.

Ноябрь в том году выдался морозным, температура даже днем опускалась до минус 10 градусов, а французы не имели зимнего обмундирования. Путь колонны Богарне был устлан сотнями трупов. Ослабевших и неспособных передвигаться просто бросали умирать, поскольку везти их было не на чем, а нести - некому. Солдаты и так едва брели по сугробам. Вдобавок им то и дело приходилось отражать налеты казаков и партизан Давыдова. Получавшие ранения в этих стычках были обречены. И все же, остатки корпуса Богарне за несколько часов добрались до Красного.

К тому времени русские оборудовали артиллерийские позиции вдоль дороги у села Никулино в ожидании подхода колонны Даву. Кутузов приказал Милорадовичу беречь солдат и не вступать в ближний бой, а громить врага на проходе артогнем. И у Милорадовича это получилось блестяще. Фланговый огонь с близкой дистанции сотнями косил французов, у которых уже не было сил на контратаки. Из семи с половиной тысяч солдат и офицеров, с которыми Даву вступил в бой, до Красного дошло не более полутора тысяч. Остальные были разорваны ядрами и картечью или сдались в плен. В этот же день Наполеон решил отступать дальше, не дожидаясь последней колонны.

18 ноября, когда русские уже обосновались в оставленном французами Красном, с востока показался корпус Нея. Ему пришлось еще хуже, чем Богарне и Даву, поскольку основных сил наполеоновской армии поблизости уже не было и он не мог расчитывать на скорое объединение с ними. Пробить оборону на подступах к селу французы не смогли и ушли на север, в сторону Днепра по глухому бездорожью, преследуемые казаками. Они шли двое суток без еды и отдыха, по колено в снегу и преодолевая вброд полузамерзшие реки. К вечеру 20 ноября последние выжившие дошли до Орши, где остановилась на очередной привал армия Наполеона. От шеститысячного корпуса осталось 800 человек.

Общие потери французов в районе Красного составляли 13 тысяч погибших и 23 тысячи пленных - раненых, больных и обмороженных, из которых почти никто не выжил. Кроме того, французы бросили обозы и почти всю артиллерию - 228 орудий. Русская армия потеряла две тысячи убитыми и три тысячи ранеными.

23 ноября Наполеон распорядился развести костры и сжечь в них знамена уничтоженных полков. Таких знамен оказалось много. А еще через три дня битва на Березине поставила финальную точку в истории "Великой армии".

На заставке - картина Петера фон Гесса "Битва при Красном".

Krasny_16-11-1812.png Схемы начальной и финальной стадий Красненского сражения.

ней работа eugene battaille.jpg
 Мишель Ней, Эжен Богарне и не нуждающийся в представлении полководец в битве под Красным.

marshall-ney-during-the-retreat-from-russia-1812-1894-artist-unknown-B0K8DE.jpg
 Маршал Ней со своими солдатами во время "ледового похода" от Красного к Орше. Картина французского баталиста Адольфа Ивона.

faur-79-between-korthnia-and-krasnoi-15-november-ii.jpg

faur-80-between-korythnia-and-krasnoi-15-november-ii.jpg
 Французы отражают атаки партизан или казаков в заснеженных лесах.

Nochnoj-prival-velikoj-armii.-1896-1897-Gosudarstvennyj-Istoricheskij-muzej-Moskva.jpg
 Привал отступающих французов, картина Василия Верещагина.

ENHANCED P7250013.jpg
 Наполеон жжет свои знамена.
promo vikond65 june 23, 16:38 22
Buy for 20 tokens
С авиамоделизмом я распрощался уже давно, поскольку времени на него катастрофически не хватает. Но от этого увлечения осталось немало артефактов, которые мне уже не пригодятся, а места в квартире занимают много. Однако они, наверное, могут заинтересовать нынешних авиамоделистов. Самый сурьезный…
А что им оставалось делать? Если бы сдались (кстати, многие сдавались), все равно бы вымерли. Русским нечем было их кормить, самим едва хватало.
Но тем не менее многие сдавались и выживали. Да и потом, люди в таком положении редко думают о будущем, им хочется чтобы их мучения прекратились здесь и сейчас.

Edited at 2017-11-19 11:54 am (UTC)
Очень немногие.
По данным С. Теплякова, автора книги "Век Наполеона: реконструкция эпохи", из 200 тысяч французов и прочих иностранцев, попавших в 1812 году в русский плен, вернулось в Европу лишь 30 тысяч.
Из воспоминаний генерала Николая Муравьева-Карсского: «Он (партизан Александр Фигнер) собственноручно расстреливал пленных из пистолета, начиная с одного фланга по очереди, и не внимая просьбам тех, кто, будучи свидетелями смерти своих товарищей, умоляли, чтобы он умертвил их раньше».
Из воспоминаний участника Бородинского сражения, русского офицера Вольдемара Левенштерна: «проезжая мимо освобожденной деревни, видел, как крестьяне, положив пленных неприятелей в ряд головами на большом поваленном стволе дерева, шли вдоль него и разбивали дубинами сии головы».
Из письма обер-фрейлины Марии Ланской: "Самые многочисленные отряды пленных отправили в Нижний, их умирает по сотне в день; одетые кое-как, они не выносят нашего климата. Несмотря на все зло, которое они нам сделали, я не могу хладнокровно подумать, что этим несчастным не оказывают никакой помощи и они умирают на дорогах, как бессловесные животные".
Партизаны лучше регулярной армии знали,
насколько зыбок крестьянский быт в российском климате.
Урожаи сам-три, "дотянуть бы до весны", дрова в лесу,
вода в проруби, расстояния конские (потому что земля родит скупо).
И тут приходит интернацанал с Европы,
отнимает крохи себе на фураж.
Социальной системы никакой, красный крест гуманитарку не пришлёт,
"эгалите-фратерните" - как сейчас "права трнасгендеров".
Современный человек, выращеный на скотском гангста-рэпе,
рубил бы европейцев топором на маленькие кусочки.