я

Красный снег

---------------------5--------1812-----.---------------..jpg

Ровно 205 лет назад, 18 ноября 1812 года завершилось трехдневное сражение у поселка Красный, в котором отступавшие из Москвы войска Наполеона были разгромлены, потеряв почти половину своего состава. К тому момету от 500-тысячной "Великой армии", с которой Бонапарт вторгся в Россию, оставалось около 80 тысяч солдат и офицеров, способных держать оружие. В результате Красненской битвы их количество сократилось до 44 тысяч.

Французы отходили на запад по Старой Смоленской дороге четырьмя отдельными большим колоннами. Первую колонну возглавлял сам Бонапарт, вторую - вице-король Эжен Богарне, третью - маршал Даву, а последнюю - маршал Ней. Сражение началось с атаки летучего конного отряда Дениса Давыдова на Красное, где расположился на отдых Наполеон со своей гвардией. Французы отбили нападение, а потом сами нанесли удар по казакам атамана Ожаровского, расположившимся лагерем у деревни Кутьково к югу от Красного.

Из за утери бдительности казаки прозевали нападение и были отброшены. Тем временем русские войска под командованием генерала Милорадовича перерезали Смоленскую дорогу перед корпусом Богарне. Попытки французов прорвать этот заслон, усиленный артиллерией, ни к чему не привели. Им пришлось обходить его с севера, по заснеженным, полям и лесам.

Ноябрь в том году выдался морозным, температура даже днем опускалась до минус 10 градусов, а французы не имели зимнего обмундирования. Путь колонны Богарне был устлан сотнями трупов. Ослабевших и неспособных передвигаться просто бросали умирать, поскольку везти их было не на чем, а нести - некому. Солдаты и так едва брели по сугробам. Вдобавок им то и дело приходилось отражать налеты казаков и партизан Давыдова. Получавшие ранения в этих стычках были обречены. И все же, остатки корпуса Богарне за несколько часов добрались до Красного.

К тому времени русские оборудовали артиллерийские позиции вдоль дороги у села Никулино в ожидании подхода колонны Даву. Кутузов приказал Милорадовичу беречь солдат и не вступать в ближний бой, а громить врага на проходе артогнем. И у Милорадовича это получилось блестяще. Фланговый огонь с близкой дистанции сотнями косил французов, у которых уже не было сил на контратаки. Из семи с половиной тысяч солдат и офицеров, с которыми Даву вступил в бой, до Красного дошло не более полутора тысяч. Остальные были разорваны ядрами и картечью или сдались в плен. В этот же день Наполеон решил отступать дальше, не дожидаясь последней колонны.

18 ноября, когда русские уже обосновались в оставленном французами Красном, с востока показался корпус Нея. Ему пришлось еще хуже, чем Богарне и Даву, поскольку основных сил наполеоновской армии поблизости уже не было и он не мог расчитывать на скорое объединение с ними. Пробить оборону на подступах к селу французы не смогли и ушли на север, в сторону Днепра по глухому бездорожью, преследуемые казаками. Они шли двое суток без еды и отдыха, по колено в снегу и преодолевая вброд полузамерзшие реки. К вечеру 20 ноября последние выжившие дошли до Орши, где остановилась на очередной привал армия Наполеона. От шеститысячного корпуса осталось 800 человек.

Общие потери французов в районе Красного составляли 13 тысяч погибших и 23 тысячи пленных - раненых, больных и обмороженных, из которых почти никто не выжил. Кроме того, французы бросили обозы и почти всю артиллерию - 228 орудий. Русская армия потеряла две тысячи убитыми и три тысячи ранеными.

23 ноября Наполеон распорядился развести костры и сжечь в них знамена уничтоженных полков. Таких знамен оказалось много. А еще через три дня битва на Березине поставила финальную точку в истории "Великой армии".

На заставке - картина Петера фон Гесса "Битва при Красном".

Krasny_16-11-1812.png Схемы начальной и финальной стадий Красненского сражения.

ней работа eugene battaille.jpg
 Мишель Ней, Эжен Богарне и не нуждающийся в представлении полководец в битве под Красным.

marshall-ney-during-the-retreat-from-russia-1812-1894-artist-unknown-B0K8DE.jpg
 Маршал Ней со своими солдатами во время "ледового похода" от Красного к Орше. Картина французского баталиста Адольфа Ивона.

faur-79-between-korthnia-and-krasnoi-15-november-ii.jpg

faur-80-between-korythnia-and-krasnoi-15-november-ii.jpg
 Французы отражают атаки партизан или казаков в заснеженных лесах.

Nochnoj-prival-velikoj-armii.-1896-1897-Gosudarstvennyj-Istoricheskij-muzej-Moskva.jpg
 Привал отступающих французов, картина Василия Верещагина.

ENHANCED P7250013.jpg
 Наполеон жжет свои знамена.
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Это известно, но, когда Бавария вошла в Германскую империю, баварцы-то никуда не делись.
Кстати, вот давно искал пример битвы в новейшей российской истории, чтобы не с турками какими, а с европейской армией, желательно французы-немцы-англичане, и чтобы победа, и вот обязательно малой кровью. То есть чтобы соотношение потерь было в нашу пользу.

Не смог найти ни одной боле-менее значимой битвы в Великой Отечественной, да и в ПМВ тоже, чтобы вот с такими условиями. Что ни победа, так пиррова...
Что Сталинград, что Курск, что Москва, что Берлин...
Таких примеров действительно мало, но они есть. Например, освобождение Крыма в 44 году. Наши потери - 17754 убитых и 67065 раненых. По немцам столь точной информации нет, но сами немцы оценивают свои потери в 100 тысяч убитых, пропавших без вести и утонувших при эвакуации (Курт Типпельскирх. История Второй Мировой войны). Из них, уже по нашим данным, 61580 человек попали в плен.
Да про Крым я в фильме про Крейзера слышал.

Но 100 тысяч немцев это брутто. У наших только убитых и раннных 85 тысяч.
А немцев из этих 100 тысяч 61 тысяча пленных. Сколько из них раненых непонятно .

Под Красным цифры куда более внушительные и ясные.
В любом случае, 100 тысяч для немцев это безвозвратные потери. А у нас безвозвратных потерь - 17 тысяч, в пять с лишним раз меньше.
Все-таки, я имел ввиду именно соотношение погибшие-раненые. Под Красным они явно в нашу пользу.

Понятно дело, что после 9 мая весь Вермахт сдался. А вот наших 300 тысяч только в Берлинской операции...
Неизвестно, сколько раненых немцев эвакуировали из Крыма, поэтому учитывать раненых в данной операции советских солдат - бессмысленно, их не с кем сравнивать. Так что, напрасно вы на них зациклились, сравнивать надо безвозвратные потери.

Edited at 2017-11-21 01:06 pm (UTC)
Да я то всеми фибрами души за то, чтобы супостатов полегло больше чем наших. И сам пытался всегда высчитать немецкие потери под Курском, которые Манштейн в своей книге объявил чуть ли не в 4 раза меньше наших...

Да, Крым наверно хороший пример. Но Красное лучше. ;-)
Красное, конечно, лучше. Но тут надо учесть, что французы были уже далеко не те, что в Бородино - голодные, уставшие, замерзшие.
Русские тоже были не особо свежие и сытые.

"«После всего этого ты видишь, что трофеев у нас много; лавров девать некуда; а хлеба — ни куска… Ты не поверишь, как мы голодны! По причине крайне дурных дорог и скорого хода войск наши обозы с сухарями отстали; все окрестности сожжены неприятелем, и достать нигде ничего нельзя. У нас теперь дивятся, как можно есть! и не верят тому, кто скажет, что он ел». — Глинка Ф. Н. Письма русского офицера (1812—1814)"

Хотя наверно одежда у наших была получше. Интересно, предписывалось ли штатно иметь рукавицы зимой? НЕу все-таки ружья не везде были тогда деревянными.

Хватать на морозе обледенелое железо автомата Калашникова, доложу я вам, удовольствия мало. Было дело. Нас однажды на строевую зимой замком вывел и приказал снять перчатки, типа наказать.

Edited at 2017-11-21 04:33 pm (UTC)