я

Нещастный Щастный



Ровно 100 лет назад, 19 февраля 1918 года, начался так называемый Ледовый поход Балтийского флота - масштабная операция по эвакуации боевых кораблей из Ревеля в Гельсингфорс (то есть - из Таллина в Хельсинки), а потом - из Гельсингфорса в Кронштадт, чтобы не допустить их захвата германскими войсками.

Несмотря на сложную ледовую обстановку, нехватку топлива и вызванное революцией падение дисциплины среди матросов, операция завершилась полным успехом. 20 апреля последние корабли достигли острова Котлин, ни один из них не был потерян. Всего удалось спасти 236 боевых единиц, а также - вспомогательных и транспортных судов, в том числе - шесть линкоров, пять крейсеров, 59 эсминцев, 12 субмарин, пять минзагов, 11 сторожевых кораблей и т.д., то есть, фактически весь Балтфлот. Дорогу для него проложили четыре ледокола во главе с фрагманом российского арктического флота ледоколом "Ермак".

Главным организатором и командиром похода был начальник морских сил Балтийского моря, капитан первого ранга А.М. Щастный. Благодаря его энергии и распорядительности удалось провести эту беспрецедентную операцию. Большевики достойно наградили моряка за спасение флота. Уже в мае 1918 года он был арестован. Капитану вменили в вину то, что он (цитата)  "совершив героический подвиг, тем самым создал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против советской власти".

Несмотря на всю абсурдность такой формулировки, 20 июня состоялось заседание революционного трибунала. Никаких доказательств контрреволюционных и предательских действий Щастного на нем представлено не было, обвинение в попытке создания заговора полностью развалилось. Тем не менее, под прямым нажимом наркомвоенмора Троцкого, который лично присутствовал на заседании, трибунал объявил каперанга виновным в измене и приговорил к расстрелу без права обжалования приговора.

Это прямо противоречило действовавшему на тот момент в РСФСР мораторию на смертную казнь (ее официально восстановили только 5 сентября). Однако 21 июня приговор был утвержден президиумом ВЦИК под председательством Я.М. Свердлова и ту же ночь Щастного расстреляли. По слухам, Троцкий "продавил" этот беззаконный приговор, так как его приятель Свердлов по секрету сообщил ему, что Ленин собирается заменить Троцкого на посту наркома армии и флота Щастным, как более опытным и компетентным специалистом. Неизвестно, имели ли эти слухи реальную подоплеку, но в любом случае очевидно, что убийство Щастного носило не юридический, а "профилактический" характер.

Его расстреляли не за реальное преступление, а с целью запугать других "старорежимных" военспецов и продемонстрировать им, что большевики не связывают себя никакими правовыми нормами. Кроме того, красные, очевидно, всерьез опасались высокого авторитета, которым пользовался Щастный среди моряков.

Щастный стал первым из тех офицеров высокого ранга, которые добровольно пошли на службу к большевикам, а впоследствии были ими же уничтожены как отработанный материал. В 1995 году А.М. Щастного посмертно реабилитировали со снятием всех обвинений. Кстати, с 1992 года в его родном городе Житомир существовала улица, названная его именем. Но в 2016 году захватившие власть на Украине майданщики переименовали ее в улицу Дмитро Донцова - украинского националиста, идеолога ОУН и военного преступника. Интересные зигзаги порой совершает история.

На заставке - корабли Балтфлота в Ледовом походе.


Капитан Щастный и организаторы его убийства - Свердлов и Троцкий.


Броненосный крейсер "Рюрик" в Кронштадте после Ледового похода.


Эскадренные миноносцы в Ледовом походе. На переднем плане - эсминец "Лихой".


Ледокол "Ермак".
promo vikond65 june 23, 16:38 22
Buy for 20 tokens
С авиамоделизмом я распрощался уже давно, поскольку времени на него катастрофически не хватает. Но от этого увлечения осталось немало артефактов, которые мне уже не пригодятся, а места в квартире занимают много. Однако они, наверное, могут заинтересовать нынешних авиамоделистов. Самый сурьезный…
Допрос и арест
26 мая Щастный сел на отходящий в Москву ночной поезд. Расположившись в купе, он
перелистал документы, положенные им в портфель при отъезде, чтобы использовать их в
разговоре с Троцким. Среди них были заметки к так и не произнесенной речи на съезде
делегатов Балтийского флота, его контрпредложения по вопросу об отношениях между
командным составом и комиссарами; экземпляры "германских писем", которые якобы
доказывали немецкое влияние на большевистскую политику, и наброски, озаглавленные
"Бытовые затруднения" (по командованию флотом), где стояло: "25 мая - мотивы ухода". Их он
набросал для себя накануне58.
В то время, как Щастный ехал на ночном поезде, в Комиссариате по морским делам Сакс и
Флеровский (которые только что прибыли из Петрограда59) добавляли Троцкому свежий
компромат на Щастного. Это подкрепило мнение Троцкого, что от Щастного нельзя ждать
ничего хорошего и он должен быть отстранен от должности. Однако, если это было так, то
почему он не принял отставку Щастного, как он за несколько дней до этого поступил в
отношении Шварца? Для этого имелись, по крайней мере, две причины. Одна из них
заключалась в том, что Троцкий теперь совершенно не доверял Щастному и был настроен к
нему враждебно, а вторая - в том, что он хотел наглядно показать, как нужно поступать с
изменнниками-спецами"
60.
Еще одним фактором, который, похоже, повлиял на решение Троцкого расправиться со
Щастным, было положение с российским Черноморским флотом. В последнюю неделю апреля

55 Там же, л. 30. 56 Там же, л. 31-31 об. 57 РГА ВМФ, ф. р-96, д. 3, л. 7; Дело Щастного, л. 69-70,71-72. 58 Все эти документы из портфеля Щастного имеются в его деле, л. 10-19, 36-41. 59 Анархия. 1918. 29 мая. С. 2. Согласно сообщениям других органов печати, представители ВЦИК также
присутствовали на этом совещании. См., напр.: Новые ведомости. 1918. 29 мая. С. 4. 60 См. носящее принципиальный характер обращение Троцкого к I Всероссийскому съезду военных
комиссаров от 17 июня 1918 г. // Троцкий Л. Сочинения. В 21 т. Т. 1. М., 1926. С. 264-269.
при приближении немецких сил к Севастополю ядро российского Черноморского флота ушло в
Новороссийск. В середине мая германское командование стало угрожать оккупацией Кубани,
если Черноморский флот немедленно не возвратится в Севастополь. Ленин определенно
намеревался скорее взорвать Черноморский флот, чем допустить его капитуляцию. Однако
мнения флотских офицеров относительно того, как следует поступить, резко разделились, и не
было уверенности, что они выполнят приказ уничтожить свои суда61. Это известие пришло
именно в тот момент, когда решалась судьба Щастного. С точки зрения Троцкого, уже
настроенного наказать Щастного по личным и "профессиональным" мотивам, большой
общественный резонанс по поводу его предательства должен был послужить предупреждением
командованию Черноморского флота, показав, чем оно рискует в случае неповиновения. В этом
сценарии Щастный должен был стать "героем" первого крупного показательного суда в
советской России.
По прибытии в Москву утром 27 мая Щастный был спешно доставлен в Комиссариат по
военным делам и препровожден в приемную Троцкого. Кроме Троцкого в комнате находились
Раскольников, Сакс, Иван Вахрамеев (все члены коллегии Комиссариата по морским делам) и
Альтфатер (представлявший Морской генеральный штаб)