Авиамастер (vikond65) wrote,
Авиамастер
vikond65

Categories:

Над Баин-Цаганом 3

6 июля 1939 года командование Квантунской армии издало приказ о прекращении так и не достигшей успеха операции «Второй период Номонханского инцидента». Однако ожесточенные воздушные бои Халхин-Голом продолжались. 22 И-16 и 23 И-15бис из 22-го ИАП, летевшие на штурмовку вражеских позиций, подверглись в районе озера Узур-Нур атаке примерно 40 японских истребителей. По заявлениям советских пилотов, в бою был сбит 21 вражеский самолет. С нашей стороны пропали без вести два И-16П летчиков Солянкина и Силина.

I-152
Через неделю были найдены обломки машины старшего лейтенанта Солянкина и обгоревший труп пилота. Силину повезло больше: он совершил вынужденную посадку и уже на следующий день после боя возвратился в часть. Кроме того, 18 самолетов вернулись с пробоинами, а две из них требовали капитального ремонта.
Штаб Квантунской армии по итогам дня объявил, что истребители 11-го и 24-го сентаев вели бои против 60 русских самолетов, одержав 24 воздушные победы. Собственные потери - три Ки-27 и двое летчиков. Погибли лейтенант Наюки Дайтоку и старший сержант Рюити Китаяма из 11-го сентая. Таким образом, реальный боевой счет был 3:2 в нашу пользу, но советские пилоты завысили свои успехи в семь, а японские – в 12 раз.
Ki-27-6

В ряде западных изданий говорится, что лейтенант Дайтоку не погиб в воздушном бою, а попал в плен и уже там покончил с собой, бросившись на штык конвоира. Источником этой истории, вероятно, являются рассказы других японских авиаторов, вернувшихся осенью 1939 года из советского плена. Надо заметить, что в наших документах, которые мне удалось найти, данный эпизод не упоминается.
В "Журнале боевых действий ВВС 1 Армейской Группы" записано, что 6 июля пилот 2-й эскадрильи 22-го ИАП Витт Скобарихин таранил на встречном курсе японский истребитель. Удар консолью крыла пришелся по колесу вражеского самолета.  Скобарихин благополучно совершил посадку, привезя в пробитой левой плоскости кусок резины от покрышки с отштампованными на нем японскими иероглифами.
На самом деле вряд ли это был осознанный таран, скорее, летчики просто столкнулись в лобовой атаке. Сам Скобарихин считал, что ему крупно повезло: если бы он ударил «японца» чуть выше - не по колесу, а по стальной стойке шасси, то его истребитель, скорее всего, остался бы без левой плоскости.
Интересно, что до 6 июля в советских документах не раз встречались упоминания о столкновениях в воздухе наших самолетов с японскими, но о таранах речи не было. А после случая со Скобарихиным столкновения вдруг резко прекратились, зато начались тараны. Это наводит на подозрение, что кто-то распорядился из пропагандистских соображений записывать любой подобный случай как таран.

skobar
Витт Скобарихин в кабине своего истребителя с поврежденным при таране крылом.

Также довольно странно то, что практически во всех статьях и книгах, в которых упомянут таран Скобарихина, названа совсем другая дата: либо 20, либо 21 июля. Кто и зачем решил «сдвинуть» этот эпизод на две недели, для меня остается загадкой.
В тех же публикациях обычно говорится, что Скобарихин совершил таран, спасая другого летчика - Василия Вусса. При этом Вусса, как правило, представляют молодым и неумелым пилотом, чуть ли не впервые участвовавшим в воздушном бою. На самом деле старший лейтенант В.Н. Вусс был опытным летчиком и командиром эскадрильи, в которой служил Скобарихин.  
Советские бомбардировщики 6 июля потеряли одну машину, но не в бою с японцами, а из-за ошибки штурмана и собственных зенитчиков. Экипаж пилота Красихина и штурмана Панько (фамилия стрелка-радиста в документе не упоминается), возвращаясь с задания на высоте 200 метров, сбился с курса и попал под меткий огонь советской зенитно-пулеметной установки. Один из двигателей вспыхнул. Сбить пламя не удалось, и Красихин совершил вынужденную посадку, не выпуская шасси. Летчики не пострадали, но самолет полностью сгорел.
Всего, согласно официальным японским данным, за время "Второго этапа номонханского инцидента", то есть, со 2-го по 6 июля 1939 года истребители 1-го, 11-го и 24-го сентаев одержали 97 воздушных побед, а еще пять засчитали зенитчикам. Реально советские боевые потери за эти дни составили 21 самолет – 1 И-15бис, 2 И-16, 3 И-16П и 14 СБ. Погибли или пропали без вести 24 авиатора, большинство из которых были членами экипажей бомбардировщиков.
На боевые счета наших истребителей за те же пять дней записали 49 побед, однако японцы признали гибель только десяти самолетов.

pilots
Истребители - халхингольцы.

 
Tags: ВВС, История, Халхин-Гол
Subscribe
promo vikond65 june 23, 2019 16:38 25
Buy for 20 tokens
С авиамоделизмом я распрощался уже давно, поскольку времени на него катастрофически не хватает. Но от этого увлечения осталось немало артефактов, которые мне уже не пригодятся, а места в квартире занимают много. Однако они, наверное, могут заинтересовать нынешних авиамоделистов. Самый сурьезный…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments