я

Возмездие



В ночь с 16 на 17 апреля 1945 года советская подводная лодка Л-3 "Фрунзевец" утопила немецкий теплоход "Гойя". Из-за нараставшего в Германии хаоса в связи с начавшимся днем ранее наступлением Красной армии на Берлин это событие прошло почти незамеченным и не вызвало столь бурного резонанса, какой последовал за потоплением в конце января другой советской субмариной транспорта "Вильгельм Густлов".

Однако по количеству жертв "Гойя" превзошел "Густлова", а его уничтожение считается крупнейшей катастрофой на море за всю историю человечества. На "Густлове", по современным оценкам, погибло примерно 5300 человек, а "Гойя" унес на дно более семи тысяч. Имя знаменитого испанского художника, известного своими жуткими, инфернальными фантазиями, воплотилось той апрельской ночью в реальный кошмар. Не зря говорят, как вы судно назовете...

"Гойя" - довольно крупный сухогруз длиной 130 метров и водоизмещением 7000 тонн - строился в Норвегии и был спущен на воду в 1940 году, буквально за несколько дней до оккупации этой страны германской армией. Немцы доделали корабль и в январе 1942 года он вступил в строй. В 1944 году его переоборудовали в военный транспорт, вооружив несколькими зенитными орудиями.

"Гойя" на достройке в порту Берген. Рядом строится однотипный "Боливар".


После включения в состав Кригсмарине "Гойя" получил довольно замысловатый камуфляж.

Весной 1945 года "Гойю" задействовали для эвакуации военнослужащих и беженцев из осажденного советскими войсками Данцига. До своей гибели он успел совершить четыре рейса, вывезя примерно 19 тысяч человек, то есть, в среднем около пяти тысяч за рейс. Но в своем последнем походе корабль был нагружен гораздо больше, поскольку немцы из-за резкого ухудшения обстановки на фронте старались побыстрее завершить эвакуацию.

Официально на нем находилось 6200 зарегистрированных пассажиров плюс экипаж и зенитчики, однако, по свидетельствам выживших реальное число пассажиров было гораздо больше - от семи до восьми тысяч. Корабль вывозил из Данцига примерно 1500 служащих 4-й танковой дивизии Вермахта, около 2000 раненых из военных госпиталей и неизвестное количество гражданских лиц.

Людей было так много, что они занимали буквально каждый метр площади, сидели на лестницах и в коридорах. Более 1000 человек, которым не нашлось места во внутренних помещениях, толпились под холодным дождем на верхней палубе. На каждой койке в каютах лежало по двое-трое раненых. Никаких шансов на спасение в случае гибели корабля у них не было.

15 апреля "Гойя" вышел из порта, по которому уже била советская артиллерия, и в сопровождении двух тральщиков направился в Копенгаген. К вечеру 16-го он прошел примерно половину пути, когда в сгущавшихся сумерках его обнаружил экипаж подлодки Л-3, несущей боевое дежурство на маршруте немецких конвоев. Командир субмарины Коновалов приказал догнать и атаковать столь заманчивую цель.

В 23-52 подлодка сблизилась с транспортом и дала залп из двух торпедных аппаратов. Обе торпеды сработали как надо, одна попала в машинное отделение, другая - в носовую часть, которая от взрыва откололась и корабль переломился надвое. Он погиб очень быстро, всего через восемь минут, то есть ровно в полночь "Гойя" ушел под воду, унося с собой почти всех, кто был на его палубах и в трюмах. Эскортные корабли смогли выловить из воды лишь 157 человек, в том числе восемь танкистов. До конца войны оставались три недели...


Субмарина Л-3: общий вид.


Капитан 3-го ранга В.К. Коновалов возле своего подводного корабля. Снимок лета 1945 года.


Торпедисты Л-3, отправившие на дно транспорт "Гойя".


Макет рубки Л-3, установленный в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе.
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Есть еще несколько факторов, делавших это судно законной военной целью.
1) На нем было вооружение - зенитные пушки.
2) Оно несло военный камуфляж.
3) Оно шло в составе военного конвоя.
Оно официально числилось военным транспортом. Этого достаточно.
Достаточно, что он не имел раскраски госпитального судна и шел под нацистским флагом.
Потопив "Лаконию", фриц посеял ветер.