я

За два года до "Барбароссы", окончание

noga
Советские летчики - участники воздушного сражения 22 июня 1939 года: Старший лейтенант А.П. Пьянков, лейтенант В.П. Трубаченко, лейтенант Г.А. Солянкин и командир 22-го ИАП майор Н.Г. Глазыкин (погиб).

Рассмотренные в предыдущем посте документы, несмотря на их обрывочность и противоречивость, можно рассматривать как своего рода кусочки мозаики, из которых я попробовал составить цельную и, насколько это возможно, объективную картину боя.

Согласно оперсводке, в 15.00 22 июня 1939 года первыми с нашей стороны поднялись в воздух две эскадрильи 70-го истребительного авиаполка: эскадрилья И-16 в составе 12 машин под командованием лейтенанта Савкина и эскадрилья И-15бис - девять самолетов под руководством опытного летчика, ветерана испанской войны, Евгения Степанова. Сигналом к взлету послужило сообщение поста ВНОС о приближении к аэродрому с северо-запада, со стороны озера Буир-Нур, большой группы японских самолетов.

Вскоре после взлета эскадрилью Савкина внезапно атаковала сверху девятка Ки-27 под руководством капитана Моримото. Наши, судя по всему, эту атаку проморгали. Зная, что в строю командир, как правило, летит первым, японцы сосредоточили огонь на головной машине. В результате Савкин сразу получил ранение и с резким снижением вышел из боя, а остальные пилоты его эскадрильи, растерявшись, бросились врассыпную. Комэск кое-как "притер" истребитель к земле, не выпуская шасси, но японцы еще раз обстреляли его и подожгли. Раненый летчик все же сумел выбраться из кабины и отползти от самолета, прежде чем взорвался бензобак.

Японцы не стали гоняться за разлетевшимися в разные стороны "ишаками", а всей девяткой обрушились на эскадрилью Степанова. Наши летчики опять не смогли оказать организованного сопротивления. Вскоре три И-15бис оказались подбиты, а остальные рассеялись. Поврежденные машины полетели обратно к своему аэродрому, но низкая скорость этих устаревших бипланов не позволяла им оторваться от противника. При заходе на посадку и уже на пробеге враги продолжали осыпать их пулями до тех пор, пока самолеты не вспыхнули. Просто удивительно, что всем троим советским пилотам удалось выжить и даже избежать ранений.

На этом примерно в 15.10 закончилась первая фаза сражения, причем закончилась она для нас крайне неудачно: две эскадрильи фактически разгромлены, сбиты четыре самолета, японцы же потерь не имели. Однако битва еще только начиналось...
В 15.15 с соседней площадки взлетели еще 22 И-16 и 14 И-15бис из 70-го полка. Заметив столь большую группу противников, японцы развернулись и стали уходить на свою территорию, пока наши не потеряли их из виду.

Но затем Моримото, очевидно, решил, что бегство не к лицу самураям, и вновь повел своих пилотов в бой. Возвращение его эскадрильи советские летчики приняли за появление новой группы вражеских истребителей. Этим, скорее всего, объясняется фраза из оперсводки о том, что пилоты 70-го полка дрались с двумя группами И-96, а разница в их численности и несоответствие реальному количеству японских самолетов - вполне обычное дело для подобных документов.

Советские и японские истребители сошлись на встречных курсах. В яростной схватке наши потеряли шесть самолетов: пять И-15бис и один И-16. Пятеро пилотов погибли, шестой - лейтенант Прилепский - выпрыгнул с парашютом. Но и советские летчики на этот раз все же смогли поразить два Ки-27, в одном из которых погиб лидер группы капитан Моримото. Японцы остались всемером и без командира против 30 советских машин.

Самолеты отчаянно маневрировали, пытаясь поймать друг друга в прицел. В одной из атак старший сержант Сёго Саито столкнулся с краснозвездным  истребителем. При ударе его самолет лишился части крыла, но благодаря своему опыту и хорошей "летучести" Ки-27 Саито сумел дотянуть до аэродрома и совершить посадку. В официальной биографии японского летчика говорится, что он, израсходовав боеприпасы, совершил таран намеренно, и что это был первый воздушный таран на Халхин-Голе.

Между тем, сражение шло уже более получаса. Патроны заканчивались не только у Саито, да и силы японских пилотов были на исходе. Один за другим "самураи" начали выходить из схватки, пытаясь спастись. Наши пустились в погоню. "Бисы" быстро отстали, но пилоты "ишаков", не уступавших врагам в скорости, отомстили за гибель своих товарищей, сбив над Маньчжурией еще несколько самолетов.

В 15.40 в битву вступил 22-й иап. 12 "ишаков" и 14 И-15бис из этого полка взлетели по сигналу тревоги. Их противниками оказались девять летчиков из 1-й эскадрильи 24-го сентая. Инициатива нападения снова принадлежала японцам, которые спикировали на группу "бисов", но вскоре подоспели И-16 и шансы уравнялись.

На нашей стороне был тройной численный перевес, на японской - более высокое мастерство, лучшая выучка и владение техникой. Завязалась "воздушная карусель", в которой японцы сбили семь самолетов - два И-16 и пять И-15бис, в том числе - "ишак" командира полка майора Глазыкина. По докладам участников сражения, Глазыкин сумел покинуть горящую машину и дернуть за кольцо, но во время спуска на него налетел чей-то охваченный пламенем неуправляемый самолет, срезав купол парашюта. Удар об землю оказался для майора смертельным. Лейтенанту Крюкову повезло больше, он выпрыгнул из горящего И-15бис, раскрыл парашют и благополучно приземлился. Еще два поврежденных "ястребка" сели на вынужденную.

Нашим удалось сбить два Ки-27, кроме того, получил пулю в мотор и вышел из боя самолет будущего пленника - сержанта Миядзимо. В конце концов, шестеро уцелевших японцев не выдержали долгой изнурительной схватки и обратились в бегство. И-16 гнались за ними до самого Ганьчжура, расстреляв при заходе на посадку еще два или три самолета.

24-st2

Участники битвы с японской стороны: командир 24-го сентая подполковник Кодзиро Мацумура, командир 1-го чутая капитан Сайдзи Кани и лейтенант Хиое Янага, возглавивший 2-й чутай после гибели капитана Моримото. Справа на переднем плане самолет лейтенанта Янаги с командирскими "кольцами" вокруг фюзеляжа и презентационной надписью на борту.
.
Возможно, составленная мною "мозаика боя" содержит пробелы и неточности, но в целом, насколько я могу судить, события развивались примерно так. Какие выводы можно из всего этого сделать? Прежде всего, надо признать, что десятилетиями тиражируемые в советско-российской литературе рассказы о 31 якобы сбитом 22 июня японском самолете и японские легенды о 47 или даже 56 "уничтоженных" в этот день советских машинах одинаково далеки от реальности. На самом деле наши летчики смогли уничтожить от 7 до 10 вражеских истребителей, а потеряли 17.

Столь неблагоприятное для нас соотношение потерь объясняется целым рядом причин, главные из которых - неопытность и довольно слабая летная, тактическая и стрелковая подготовка советских пилотов, их неумение координировать свои действия, незнание тактики и боевых приемов противника, а также - сильных и слабых сторон вражеских самолетов. Сыграло негативную роль и то, что наши летчики вступали в бой отдельными разрозненными группами. В начале сражения это позволяло японцам громить их поочередно.

Также нельзя не отметить безусловное техническое превосходство японских истребителей Ки-27 над морально устаревшими бипланами И-15бис, на которые пришлось абсолютное большинство наших потерь (13 из 17 машин), хотя в общем количестве участвовавших в бою советских истребителей они составляли менее половины.

И тем не менее, победный для советских ВВС исход воздушной битвы не вызывает сомнений. 24-й сентай всего за пару часов лишился половины своих самолетов и четверти летного состава. Таких ощутимых ударов японские истребительные полки не получали еще ни разу. В этой связи можно всполнить, что совокупные боевые потери армейской авиации Японии за предыдущие восемь лет войны в Китае составляли всего 20 машин.

Но главный итог дня состоял в том, что впервые с начала конфликта японским пилотам пришлось отступить, не по своей воле покинув поле битвы. И впервые небо над Халхин-Голом осталось за нами.
promo vikond65 may 20, 14:54 26
Buy for 40 tokens
На сайте издательства "Пятый Рим" открыт заказ на мою книжку, которая в начале июня поступила в продажу. Там же можно скачать демку - первые 28 страниц. Приглашаю всех открыть ссылку. https://5rim.ru/product/velikaya-paragayskaya-voyna/
Любопытно узнать какой налёт был был у японских и советских лётчиков перед тем как они уходили в строевые части?
У японцев - 500, у наших - явно меньше, однако, дело не только в летных часах, но и в методиках подготовки. Японцы больше внимания уделяли высшему пилотажу и воздушной стрельбе, причем летчиков учили вести прицельный огонь при любом положении самолета в воздухе, даже - вверх колесами. Наших такой "акробатике" не обучали.
Это ещё одно подтверждение верности числа пи при оценке чужих потерь.
Если И-15бис уже был ниочем, зачем тогда стали выпускать И-153 ? Вообще какая то странная приверженность конструкциям начала 30-х у наших военных, ведь в мире уже были Ме-109, Харрикейны и т.д, а с новыми типами наши затянули аж до 41 года.
А зачем итальянцы в 39 году стали выпускать CR-42, который тоже биплан, притом еще более примитивный, чем "Чайка"? :)
Ответ один - консерватизЬм мышления. У нас до 41 года с И-190 и И-207 мудохались.
Японцы не стали гоняться за разлетевшимися в разные ст
Японцы не стали гоняться за разлетевшимися в разные стороны "ишаками" - И-15бис это не "Ишак" это "Чайка". Дальше читать околохудожественный бред нет желаний. Врите дальше:))
Re: Японцы не стали гоняться за разлетевшимися в разные
/////////И-15бис это "Чайка".

Писец, отлить в гранит!!!
Спасибо, большая работа проделана, грусновато конечно, многие мифы разлетаются о реальность
Немного не по теме, но близко. Занимался я этак краеведческими исследованиями по линии своих предков по отцу - детей боярских, в музее г. Ряжска Рязанская область-засечная черта). Так картина вырисовывается, увы и ах, далекая от глянца, если коротко, то у однодворцев (рюриковичей вообще-то) времени на военную подготовку почти не было, поэтому среднее число потерь в боях с татарами, ногайцами примерно такое-же 3:1. Поговорка у них была: "Вот бы царю московскому служить но сабельку из ножен не вынимать"
Если бы у нас в 41 году с немцами было такое соотношение потерь, то это было бы просто замечательно.
Спасибо за материал! Несмотря на нелестные слова о советских машинах и соотношении потерь, она внушает оптимизм а) тем, что сражение всё же было выиграно, пусть и с большим численным перевесом, пусть и с большими потерями, чем у врага; б) тем, что рапорты и донесения наших врагов, как ни странно это некоторым покажется, тоже врут.
Да, это была первая, очень горькая и кровавая победа. Но потом наши научились воевать и в конце войны били японцев так, что они думали только о смерти.
Лейтенант Ёсихико Ядзима написал 24 августа 1939 года в своем дневнике:
"Сегодня погиб командир моей эскадрильи капитан Масуда. Это уже третий комэск, которого я потерял с начала войны. Теперь из всех выпускников летного училища Камигахара, прибывших вместе со мной на фронт, остался в живых только я. Почему я до сих пор жив? Мне стыдно перед моими погибшими друзьями".
Это его последняя запись, на следующий день он был убит в воздушном бою.
"И тем не менее, победный для советских ВВС исход воздушной битвы не вызывает сомнений".
Как-то спорно такое заявление звучит: называть победой вдвое бОльшие потери при трехкратном преимуществе в численности... Пиррова какая-то... Хотя, конечно, победа, коли "побросали шашки" и убежали... Но выходит, по обыкновению утопили врага в собственной крови, когда у него патроны кончились...

Edited at 2018-06-22 11:19 pm (UTC)
Воевали как умели. Потом научились воевать лучше.
В конце августа и в сентябре наши японцев били жестоко и соотношение потерь было совсем иным. Тогда погибли почти все их халхингольские асы.

Edited at 2018-06-23 03:35 am (UTC)
Такое впечатление,что и японцы и немцы придерживались одной линии-не очень большое число хорошо подготовленных пилотов,перемалывающих не очень хорошо подготовленных противников,числом побольше.В некоторых странах это сработало.
Именно такой ошибочный вывод японское командование сделало после Халхин-Гола. Его подвело то, что оно слепо доверяло докладам своих пилотов, согласно которым японцы там сбили аж 1200 советских самолетов, а не 208, как в реале.
Это его последняя запись, на следующий день он был убит
Странно, что японцы не пытались нарастить силы. Я так понимаю, то, что у противника приличное численное превосходство, для них не было тайной. Вместо этого отправляли на убой свой штучный продукт: высококлассных пилотов.
Интересно, а вопрос о посильном участии флотских вообще не рассматривался?
Может, участие «И-96» превратилось бы из сказки в быль.

Кстати, не планируете переиздать свою книгу по Халхин-Голу? С вновь открывшимися фактами? Старая - дельная вещь была, без «закидонов» в ту или иную сторону.
Re: Это его последняя запись, на следующий день он был уб
Почему не пытались? Пытались.
К 22 июня у них на Х-Г был всего один истребительный полк двухэскадрильного состава - 18 самолетов. А к концу августа - уже 5 полков и свыше 100 истребителей, несмотря на потери в предыдущих боях. Но этого оказалась недостаточно, а больше они просто не могли туда направить, поскольку одновременно шла война в Китае, которой японское командование придавало гораздо большее значение.
Об авиции флота речь вообще не шла, поскольку ВМФ был категорически против своего участия в этой заварушке.
Насчет дополненного переиздания - возможно, если поступит такое предложение от какого-нибудь издательства. А самому ходить и предлагать мне уже не интересно.
Вроде после этих боев от И-15 окончательно отказались?

Подозреваю, что не было бы в группах этих "мамонтов" (останься они на земле), а только И-16 (те, что были) результат по потерям И-16 был бы примерно таким-же как и был в РеИ.
Когда "ишаков" и "чаек" стало достаточно (по мнению советского командования), "бисов" перестали посылать в бой и сформировали из них "группы охраны аэродромов". Но это произошло только в августе.
Обратил. Степанов и был одним из членов группы Смушкевича.