я

Ну, за Тендру!



228 лет назад, 8 сентября 1790 года началась двухдневная морская битва у мыса Тендра, ставшая наиболее выдающейся победой русского флота под командованием адмирала Федора Ушакова. Для него Тендра знаменательна, в первую очередь, тем, что во всех остальных своих успешных сражениях с турками (Фидониси, Керчь, Калиакрия) Ушакову так и не удалось доказательно утопить или принудить к сдаче ни одного крупного вражеского корабля, а потому Турция до сих пор отказывается признавать свои поражения в этих баталиях.

Но у Тендры русский триумф был неоспорим. Наши моряки захватили 66-пушеный линкор "Мелеки Бахри", позже переименованный в "Иоанна Предтечу", а также 74-пушечный флагман турецкого адмирала Саид-бея - линкор "Капудания". Кроме того, турки потеряли три вспомогательных судна - бригантину, лансон и плавбатарею. Правда, "Капудания" спустил флаг, уже будучи разбитым вдребезги русскими ядрами и охваченным пламенем. Через несколько минут, когда огонь добрался до крюйт-камеры, он взлетел на воздух. Из 800 членов команды с него успели спастись только 120, включая адмирала, остальные - погибли.

Таким образом, общие потери османского флота составляли пять кораблей и более 2000 моряков убитыми и утонувшими. Согласно российским источникам, еще один турецкий линкор затонул после боя от полученных повреждений, однако, турки этого не подтверждают. Впрочем, успех русской эскадры и так был значительным, тем более, что сама она не потеряла ни одного корабля, а урон в экипажах составлял всего 21 погибшего и 25 раненых. При этом наши сражались в меньшинстве: против 14 турецких линкоров и восьми фрегатов у Ушакова было 10 линкоров и шесть фрегатов.

Тендра примечательна еще и тем, что это одна из очень немногих побед российского флота, одержанных не в бухте, гавани или в шхерах, а в открытом море, хотя и в относительной близости от берега.
На заставке - картина Александра Блинкова "Сражение у мыса Тендра", на которой изображен финал боя, непосредственно перед сдачей охваченного пламенем турецкого флагмана.


Адмирал Ушаков в битве у Тендры. Судя по нимбу у него над готовой, эта картина нарисована недавно.
promo vikond65 june 23, 16:38 24
Buy for 20 tokens
С авиамоделизмом я распрощался уже давно, поскольку времени на него катастрофически не хватает. Но от этого увлечения осталось немало артефактов, которые мне уже не пригодятся, а места в квартире занимают много. Однако они, наверное, могут заинтересовать нынешних авиамоделистов. Самый сурьезный…
Шведы могут считать что угодно. Пока они стояли в Свеаборге, море было русским, в западной части свободно действовал Фондезин с датчанами (ну, как умел), в восточной - основные силы Балтфлота. Перевозки в Финляндию осуществлялись крадучись по шхерам и с переменным успехом. Выход из Свеаборга постоянно был под наблюдением русских крейсеров (1-2 ЛК и фрегаты), Грейг стоял в Ревеле в готовности к выходу. Вообще, он планировал продержать там шведов до зимы и атаковать по льду, если не высунутся. Но в октябре он умер, у нас случился, как водится, административный коллапс, и все озаботились только постановкой флота на зимовку, потому что подошли сроки. Ну, и шведы в последний момент ускользнули - однако, безоговорочно проигравши кампанию 1788 года.

Учитывая эту их способность выкинуть фортель под самую зиму, на следующий год Чичагов после Эланда оставался с флотом в море напротив Карлскроны всю осень, несмотря на сезон штормов (это к вопросу о том, что русские, мол, не торчали в море по полгода, блокируя порты, как англичане. Надо было - торчали), пока не получил разведданные, что шведы закончили кампанию и встали на зимовку (наши вернулись в Ревель уже по первому льду). Опять же, море после Эланда было русским.

И уж безусловно достойная победа - бой у Красной Горки, где Круз (и с ним Сухотин, Повалишин, Денисон и Федоров - каждый по-своему молодец) два дня держались в море против существенно более сильного шведского флота, не потеряв ни одного корабля. Причем не знаю, откуда у вас данные по людским потерям, по моим данным они были примерно равные.

А то, что там тиф или холера каждый раз мешали шведам победить - так это, как говорится, плохому танцору сапоги жмут. У нас тоже были свои проблемы. У всех всегда были свои проблемы.

Edited at 2018-09-08 09:22 pm (UTC)
Я имею ввиду потери при Красной Горке. Они равные в пределах погрешности. Гогланд - да, наши потери больше (если верить шведским данным по их потерям). При полуторакратном превосходстве шведов в массе залпа, да еще прибавить 5 шведских тяжелых фрегатов, которые поддерживали свою линию, да еще отнять 3 русских ЛК, которые занимались фигней, не удивительно. Воевали 14 против 20. Это вам не турок гонять.

Да, я считаю, что Гогланд и Тендра равнозначны. В обоих случаях флот выполнил задачу и выиграл кампанию на море и на суше. Причем последнее (выигрыш кампании на суше) к Гогланду относится в большей степени.
В общем, всё ясно. Для вас важно только выполнение или невыполнение задачи, а с каким соотношением потерь это произошло, вам "равнозначно". Разницу между 1:1 и 5:0 вы в упор не видите, точнее, не хотите замечать, а раз так, то я не вижу смысла в дальнейшей беседе.
Вы только по потерям считаете? От Тендры зависело всего лишь наступление на Дунае. Главное было сделано у Керчи. Легко. Легче, чем при Гогланде. Потому что турки - не шведы. Потому что бы ветер. Потому что шел третий год войны.
При Гогланде решался вопрос "быть или не быть" для России и Швеции. Потому что до набережных Питера оставалось 100 миль. Тот случай, когда нужно стоять и умирать. С 24-фунтовками против 32-фунтовок. С экипажами, 3/4 которых шли в первый бой. С 14 кораблями в линии против 20. Против врага, который умеет и хочет драться. Без ветра, без линейных фрегатов, когда в принципе не работают никакие изыски и все, что можно сделать - держать место в строю и стрелять. И стояли, и умирали. Если вы этого не понимаете, то действительно, нет смысла продолжать.

Edited at 2018-09-09 12:06 am (UTC)