я

Бегемот-людоед



Тема. которую я собираюсь затронуть, очень тяжелая, а коснуться ее меня заставили комментарии к предыдущей заметке. Я говорю о тех комментах, автор которых решил с гордостью и апломбом заявить, что ленинградские блокадники, в отличие от жителей блокадного Парижа, не съели животных из местного зоопарка, а берегли их и выкармиливали. Я бы не стал уделять этому много внимания, если бы такая расстановка акцентов не была весьма распространенным явлением в нашей стране.

Конечно, спасение "братьев наших меньших" может выглядеть очень достойно, если бы не один "маленький" нюанс. Пока работники зоопарка проявляли столь трогательную заботу о четвероногих, в Ленинграде ежедневно умирали от голода тысячи людей, в том числе - детей. И никому из местного начальства не приходило в голову, что хотя бы некоторых из этих детей можно было бы спасти от мучительной смерти, если к их блокадным пайкам добавлять мясо столь тщательно оберегаемых животных. Это помогло бы им продержаться те самые тяжелые недели и месяцы, пока не заработала в полную силу "дорога жизни".

Один только огромный бегемот Красавица весом около двух тонн (!) мог таким образом помочь сотням маленьких ленинградцев пережить первую, самую страшную блокадную зиму. А кроме него был еще медведь Гриша, антилопа Маяк и десятки других хищных и травоядных, в том числе - весьма крупных и прожорливых, о которых в блокадном Ленинграде заботились гораздо больше, чем о людях.

Статей и заметок на данную тему в интернете - масса. Я решил просмотреть некоторые из них и сразу наткнулся на эпизод, который даже на общем фоне выглядит просто потрясающе и очень символично. Цитата: "В ноябре 1941 года у гамадрила Эльзы родился детеныш. Но у истощенной обезьяны не было молока, чтобы его кормить. Тогда близлежащий родильный дом согласился выделять по пол-литра донорского молока ежедневно. В те годы детеныши обезьян редко выживали в зоопарках мира. А в блокадном Ленинграде маленький гамадрильчик выжил!"

Эти строки буквально брызжут восторгом: какое счастье - выжил гамадрильчик! Выжил, потому что его выкормили человеческим молоком из роддома. И автору статьи плевать, что кому-то из десятков тысяч умерших в Ленинграде от голода младенцев это женское молоко, скормленное обезьяне, спасло бы жизнь. Я даже не говорю о том, что это мог бы быть новый Ломоносов, Пушкин, Менделеев или Чайковский. Не важно, кем бы он стал, если бы не умер в младенчестве. Главное, что это был человек, а ему в "самом гуманном в мире обществе" предпочли обезьяну. Очевидно, исходя из той железной логики, что людишек много и еще бабы нарожают, а гамадрильчик - он один.

И есть немало тех, кого это искренне восхищает. Я не могу понять - что у них в головах? Мозги гамадрилов или вообще ничего, кроме звенящей пустоты, заполненой только "национальной гордостью" по любому, даже самому чудовищному поводу?! В общем, печально все это. А на заставке - изображение бегемота из средневекового Бестиария.


Тот самый супербегемот, которого самоотверженно спасли сотрудники ленинградского зоопарка.


Выкармливание обезьяны женским молоком в блокадном Ленинграде.


А этому ленинградскому младенцу молока не хватило.

ЗЫ. За попытки троллить и хохмить в комментариях к этому посту буду банить сразу, без предупреждений.

promo vikond65 16:38, yesterday 21
Buy for 20 tokens
С авиамоделизмом я распрощался уже давно, поскольку времени на него катастрофически не хватает. Но от этого увлечения осталось немало артефактов, которые мне уже не пригодятся, а места в квартире занимают много. Однако они, наверное, могут заинтересовать нынешних авиамоделистов. Самый сурьезный…
В 1915 году Беляев заболел костным туберкулёзом позвонков[11][23], осложнившимся параличом ног. Тяжёлая болезнь на шесть лет приковала его к постели, три из которых он пролежал в гипсовом корсете. Молодая жена его покинула, сказав, что не для того она выходила замуж, чтобы ухаживать за больным мужем.

Незадолго до войны писатель перенёс очередную операцию, поэтому на предложение эвакуироваться он ответил отказом. Александр Романович в это время был полулежачим больным, встававшим только, чтобы умыться и поесть.

Кто должен был кормить никому не нужного лежачего больного? Немцы должны, если даже свои его не эвакуировали и не заботились?

Немцы кормили, например, борца Поддубного, выдавали жирную пайку. Никому не известного никому не нужного разлагающегося туберкулезника тоже немцы должны были кормить?

Поддубный послевоенные годы проживал в жуткой нищете, ради еды ему пришлось продать все завоёванные награды[4][17] - а при немцах Поддубный жил богато. Поддубного совки уморили в 1949 году?