я

Смелых пули не боятся

0_1958f7_d73929a2_orig.jpg

Ровно 100 лет назад, 5 октября 1918 года, за 35 дней до конца Первой мировой войны и за день до своего 30-летия в воздушном бою над Арденнами погиб французский летчик Ролан Гарро. Несмотря на не очень бравую внешность, этот молодой человек, похожий на мелкого чиновника, продавца или официанта, был одним их храбрейших людей своего времени и одним из тех, на кого смертельный риск действует как наркотик.

Всемирная слава пришла к Гарро задолго до войны и тогда же он заслужил репутацию отчаянного парня. В 1910 году, в 20-летнем возрасте он научился управлять самолетом и вскоре стал одним из лучших пилотов Европы, да и всего мира. 6 сентября 1912 года Гарро установил мировой рекорд высоты. Поднявшись на 5610 метров, он стал первым человеком, преодолевшим на аэроплане пятикилометровый рубеж, превысив предыдущее достижение почти на полтора километра. Причем этой высоты он достиг без кислородного прибора.

29 сентября 1913 года Гарро совершил первый в истории межконтинентальный перелет. На небольшом одноместном аэроплане "Моран-Солнье" он пересек Средиземное море, взлетев во Франции и приземлившись в Тунисе. 750-километровый полет над водой продолжался более семи часов, а из навигационных приборов у пилота имелся только компас. Разумеется, у него не было рации, чтобы при необходимости вызвать помощь, а потому в случае аварии шансов на выживание тоже почти не было.

Начало Мировой войны застало Гарро на гастролях в Германии. Понимая, что его, как французского гражданина, немедленно интернируют, как только на аэродром поступит соответствующий приказ, от тут же, не обращаясь к немецким механикам, заправил свой самолет, завел двигатель и улетел во Францию. Горючего едва хватило, чтобы пересечь границу.

Потом он, естественно, поступил в ВВС и был зачислен в разведывательную эскадрилью №23. Но роль разведчика его не устраивала, Гарро хотел драться и сбивать вражеские самолеты. Однако на тогдашних аэропланах пилот не мог одновременно управлять машиной и вести огонь из пулемета. Для стрельбы требовался второй член экипажа.

Чтобы решить эту проблему, Гарро совместно с инженером Рамоном Солнье разработал концецию одноместного самолета-истребителя, в котором летчик стреляет из жестко закрепленного перед кабиной и направленного вперед пулемета, осуществляя прицеливание путем изменения положения машины в воздухе. А чтобы не прострелить при этом собственный винт, были изобретены специальные уголки-отсекатели из легированной стали, которые крепились к лопастям и отбрасывали в сторону попадающие в них пули.

Это было не самое удачное решение, поскольку при нем впустую расходовалось примерно 10-12% пуль, к тому же, попадания по винту с отсекателями, хоть и не разбивали его в щепки, но передавались на коленвал, а это приводило к расшатыванию и быстрому износу мотора. Однако система работала, а ничего лучше пока не было.

В марте 1915 для Гарро был сделан первый в мире истребитель на базе разведчика и легкого бомбардировщика "Моран-парасоль", на который установили пулемет "Гочкис" и винт с отсекателями (сам изобретатель называл его "бронированный пропеллер"). А 1 апреля Гарро сбил на нем немецкий двухместный разведчик "Альбатрос" B.III. Этот день можно считать датой рождения истребительной авиации.

В последующие дни встреч с противником не было, но 15 апреля Гарро одержал вторую воздушную победу, а 18 апреля - третью. Но в глазах начальства его "Моран" продолжал считаться бомбардировщиком, и вечером того же дня летчика отправили на бомбардировку прифронтовой железнодорожной станции Курти. Станция оказалась пустой, и Гарро по собственной инициативе полетел вдоль железнодорожных путей в глубь вражеской территории, надеясь найти подходящий объект для бомбоматания.

Заметив внизу эшелон, пилот снизился и сбросил бомбу, упавшую перед паровозом. Поезд оказался набитым солдатами, которые высыпали из вагонов и начали стрелять по аэроплану из винтовок. Несмотря на это, Гарро решился на второй заход, но тут одна из пуль пробила бензопровод. Летчику пришлось садиться. Он успел поджечь самолет, но машина сгорела не полностью, благодаря чему немцы узнали секрет стрельбы сквозь винт и немедленно приступили к разработке собственного пулеметного синхронизатора.

А Гарро оказался в плену, где провел три года. За эти годы он четыре раза пытался бежать, но только четвертая попытка оказалась успешной. Оторвавшись от погони, летчик в феврале 1918 года перешел через линию фронта. Его встретили с триумфом, наградили высшим французским орденом Почетного легиона и хотели оставить на инструкторской или штабной работе, но Гарро категорически потребовал возвращения в строевую часть, причем непременно - в истребительную. Он по-прежнему хотел драться.

Командованию пришлось уступить перед его настойчивостью. Гарро отправили переучиваться на новый истребитель SPAD S.XIII, а потом зачислили в эскадрилью SPA-26. В конце сентября летчик вновь оказался на фронте. 2 октября он в паре с командиром эскадрильи Ксавье де Севеном одержал свою четвертую победу, сбив немецкий истребитель "Фоккер" D.VII.

5 октября эскадрилья отправилась в очередной боевой вылет, ставший для Гарро последним. По словам де Севена, Гарро во время полета заметил пролетавшую в стороне семерку немецких истребетелей. Поскольку связи на самолетах не было, он не мог сообщить о находке другим летчикам и в одиночку устремился в атаку, очевидно, надеясь, что другие последуют за ним. Но за ним полетел только де Севен, увидевший его маневр, а остальные проследовали дальше намеченным маршрутом.

Завязался бой двоих против семерых, в котором де Севену чудом удалось выжить и оторваться от противника, но в горячке схватки он потерял из виду своего напарника. На аэродром Гарро не вернулся. А через две недели наступавшие войска союзников обнаружили на кладбище деревни Вузье скромную могилу с деревянным крестом, на котором было написано, что здесь лежит французский летчик Гарро, погибший 5 октября 1918 года. Тело сбитого пилота нашли и похоронили местные крестьяне.

Позже останки первого в мире летчика-истребителя перенесли и торжественно перезахоронили на военном кладбище, а еще позже на его могиле установили высокий обелиск. Именем Ролана Гарро назван теннисный комплекс в Париже, где проводятся открытые чемпионаты Франции, поскольку до войны Гарро серьезно увлекался не только авиацией, но и теннисом.

На заставке - Ролан Гарро до войны и во время службы в эскадрилье SPA-26.

poster_roland_garros.jpg
Гарро летит из Франции в Тунис. На рисуне изоражен момент, когда его аэроплан пролетал вдоль берега острова Сардиния.

123aeb6c79a57c7d9861b3db3224bef1_s-1423.jpg
"Моран-парасоль" с пулеметом и "бронированным винтом", на котором Гарро одержал свои первые победы и был сбит в первый раз.


Обгоревший винт с отсекателями самолета Гарро.


Могила Гарро в Вузье.
Buy for 40 tokens
Buy promo for minimal price.
Эта фамилия произносится Гаррос, а не Гарро. Ролан Гаррос.
Обычно во французском s на конце слов не произносится, но бывают и исключения в именах собственных.
кстати да, поэтому для теннисного турнира Большого шлема, названного в его честь, закрепилось именно это написание
Интересно, понятия не имел в честь кого турнир был назван.
Сколько романтиков воевало в ПМВ.
Не убежал бы из плена- мог бы жить,,,
Думаю, что вернувшись в строй он был поражен прогрессом в авиации, случившемся за 4 года.
Смелый (точнее "адреналинщик" как сейчас говорят).
Неопытный (слишком большой перерыв в боях)
Недисциплинированный.
Хороший летчик, но плохой военный. Война убила человека, который наверное мог бы сделать много для развития авиации.

Edited at 2018-10-06 07:12 am (UTC)
///Чтобы решить эту проблему, Гарро совместно с инженером Рамоном Солнье разработал концецию одноместного самолета-истребителя, в котором летчик стреляет из жестко закрепленного перед кабиной и направленного вперед пулемета, осуществляя прицеливание путем изменения положения машины в воздухе. ///
Ну, это уже перебор, попытки создания установок под курсовой пулемет были начаты одновременно практически во всех воюющих странах. Считать Гарро и Солнье создателями концепции одноместного самолета-истребителя крайне самонадеянно.
Достойный человек. Но в эпизоде с немецким эшелоном трудно сказать, прав ли он. Уничтожение одного эшелона, пусть даже и битком набитого солдатами - это всего лишь уничтожение одного эшелона. А разбомбленная в хламину станция парализовывала движение десятков эшелонов, стало быть, удар по станции нанёс бы врагу куда больший урон - при сохранении на свободе самого лётчика.
Разбомбить в хамину станцию используя - сколько мог нести тот самолет? Килограмм 20 взрывчатки?
/// Именем Ролана Гарро назван теннистый комплекс в Париже...///
Придирка конечно, но всё таки наверное теннисный, а не теннистый.
А что про него писать? Он ничем не прославился, кроме того, что был негром-пулеметчиком.
Странно, что солдаты не забили лётчика прикладами...