я

Это было недавно, это было давно...



Утром 9 октября 1914 года германский крейсер "Эмден", уже потопивший несколько английских торговых судов, зашел в гавань принадлежавшего Великобритании островка Диего-Гарсия, затерянного посреди Индийского океана. И хотя Мировая война грохотала больше двух месяцев, а счет ее жертв шел уже на сотни тысяч, жители этого райского островка ничего о ней не знали, а немецкие корсары решили их не огорчать. Радиостанции на Диего-Гарсии не было, а корабли заходили туда крайне редко.

Островитяне радушно встретили гостей, снабдили их местными овощами и фруктами, а британский губернатор дал в их честь торжественный обед с фейерверком и танцами. На следующий день крейсер отчалил и отправился продолжать топить английские корабли. Прошло еще много времени, прежде чем на Диего-Гарсию заглянул какой-то парусник, забравший урожай кокосов. И только от его команды обитатели Диего-Гарсии узнали, что их радушием, гостеприимством и провизией воспользовались враги.

Все-таки, удивительно, насколько сильно изменился мир за какую-то сотню лет - совершенно ничтожный в историческом масштабе промежуток времени. В 1914 году во многих уголках Земного шара вполне цивилизованные люди в течение многих месяцев не имели возможности узнать о том, что на планете уже давно полыхает мировая война. И честно говоря, я им слегка завидую.


Германский бронепалубный крейсер "Эмден", который в начале Первой мировой хозяйничал в Индийском океане, захватив 23 торговых судна и утопив русский крейсер "Жемчуг" c командой раздолбаев, пока его самого не расстрелял у Кокосовых островов австралийский крейсер "Сидней".


Бывший дворец губернатора Диего-Гарсии, где 9 октября 1914 года был дан банкет для офицеров "Эмдена".


Современный пейзаж Диего-Гарси, но это уже совсем другая история.
promo vikond65 june 23, 16:38 22
Buy for 20 tokens
С авиамоделизмом я распрощался уже давно, поскольку времени на него катастрофически не хватает. Но от этого увлечения осталось немало артефактов, которые мне уже не пригодятся, а места в квартире занимают много. Однако они, наверное, могут заинтересовать нынешних авиамоделистов. Самый сурьезный…
Шведский миссионер Франц Август Ларсон (1870-1957, https://ru.wikipedia.org/wiki/Ларсон,_Франц_Август), в книге «Larson, Duke of Mongolia» описал отношение монголов к технике и прогрессу:

Где-то до 1900 года датский инженер Шейрн высчитал кратчайший путь от Калгана до Кяхты через Ургу и построил телеграф, связавший Китай с Европой. По этой линии можно передавать сообщения по Монголии, однако монголы не поощряют строительство этих линий.
Телеграфная линия для монголов диво дивное. Они не могут понять её важности, утверждая, что им не надо, чтобы их сообщения доходили до адресата так быстро. Было сложно приучить их оставить телеграфные столбы в покое. В прошлом монголы часто использовали эти столбы и провода для вещей, как им казалось, гораздо более нужных, чем телеграфия. Они обнаружили, что провода великолепно подходят для изгородей вокруг водоёмов, а столбы отлично колются и идут на костёр. Кроме телеграфа и курьера на лошади или верблюде, иного способа отправки сообщений в Монголии нет.
Монголы никогда не перенапрягаются, ибо их нужды невелики. Они никуда не спешат и не торопятся, но извлекают всё возможное удовольствие из каждого часа жизни. У них не бывает тревожных телеграмм, срочных писем, газет. Им не надо успевать на поезд, не надо высиживать часы на службе. Их не расслабляют душные комнаты, роскошная мебель, мягкие постели или обильные обеды, когда желудку приходится переваривать бесчисленное количество разной еды. У них нет узких улочек и плотного дорожного движения. У них не бывает нервных срывов.
В годы юности я верил со всеми заодно, что цивилизация Запада — величайшая во всём мире. Сколько часов я потратил, убеждая монгольских князей и простых людей в необходимости построить железнодорожные пути, основать почтовую службу, завести газеты!
И неизменно я слышал в ответ одно и то же: «Всё это, может быть, хорошо для других стран, но нам тут не нужно. Мы счастливы и довольны и тем, что уже есть. Почта будет приносить нам вести из-за рубежа, беспокоить нас по каждому поводу. Мне письма не нужны. Никому из моих людей не надо писем. Если кто-то захочет пообщаться со мной или я с ним, то жизнь не настолько коротка, чтобы каждому из нас не сесть на коня и не приехать друг к другу. А письма подразумевают, что нам придётся тревожить друг друга по всяким пустякам. Нет уж, лучше так. Человек не проведёт месяц в седле из-за пустяка, но отправится к своему другу только по настоящему делу».
Помню, в другой раз, приехал я к очень образованному внутреннемонгольскому князю, было это несколько лет спустя после Мировой войны. Он вообще не слыхал, что эта война начиналась. Когда я намекнул ему, что если бы в стране издавались газеты, то он бы узнал о том, что творится в мире, он осадил меня: «С чего ты решил, что мне нужно было узнать об этом раньше, чем ты мне сейчас рассказал?»

Так рассказывал Ларсон об отношении монголов к техническим новинкам. Меня не отпускает мысль, что некоторые из этих суждений, высказанных сто лет назад относительно современных западных технологий коммуникации, сегодня, в начале XXI века только прибавили в весе.
http://oros-oros.blogspot.com/2016/01/blog-post_31.html