я

Дети лейтенанта Шмидта

Calend-09.jpg

15 ноября 1905 года в Севастопольской бухте произошел морской бой между восставшими кораблями Черноморского флота и кораблями, оставшимися верными царю. К утру этого короткого осеннего дня красные флаги были подняты на бронепалубном крейсере "Очаков", минном крейсере "Гридень", миноносцах "Свирепый", "Заветный", "Зоркий", канонерской лодке "Уралец", учебном корабле "Днестр", минном транспорте "Буг", а также - на небольших номерных миноносцах №265, 268 и 270. Общая численость повстанцев на кораблях и в порту достигала 4000 человек.

Вскоре к восстанию присоединилась команда эскадренного броненосца "Пантелеимон" - бывшего "Потемкина", которому после первого восстания, произошедшего в июне того же года, поменяли название. Но переименование и замена большей части команды не помогли, броненосец опять взбунтовался. Правда, толку от этого с виду грозного корабля было немного, поскольку стрелять он не мог. На нем отсутствовали снятые и "на всякий случай" свезенные берег орудийные затворы.

Самопровозглашенным лидером повстанцев был отставной лейтенант с крейсера "Очаков" Петр Шмидт, который тем же утром для солидности произвел себя в капитаны второго ранга и объявил главнокомандующим Черноморским флотом, подняв на "Очакове" соответствующий флажный сигнал. Потом он отправил царю телеграмму с требованием немедленного созыва Учредительного собрания.

Однако большинство экипажей Черноморского флота, находившихся в Севастополе, инициативу Шмидта не поддержало. Чтобы склонить их на свою сторону самозванный "главнокомандующий" обошел на миноносце "Свирепый" корабли, над которыми продолжали развеваться Андреевские флаги, и лично через мегафон агитировал их команды присоединиться к восстанию. Но эти призывы остались без ответа.

Тем временем, руководство флота во главе с адмиралом Г.П. Чухниным, оправившись от неожиданности, предъявило восставшим ультиматум с требованием сдачи, угрожая в противном случае открыть огонь на поражение. Но еще до истечения срока ультиматума командованию стало известно, что повстанцы везут на "Пантелеимон" с берега орудийные замки, чтобы вновь вооружить броненосец. По шедшему к "Пантелеимону" катеру начала стрелять канонерская лодка "Терец", заставив его повернуть обратно.

После этого "Свирепый", "Заветный" и "Зоркий" по команде Шмидта попытались совершить торпедную атаку на броненосец "Ростислав" и крейсер "Память "Меркурия", но были обстреляны и отогнаны скорострельной артиллерией. По другим данным, в нападении принимал участие только "Свирепый". Эта неудачная атака послужила сигналом к массированному обстрелу восставших кораблей, к которому вскоре присоединились оставшиеся верными правительству береговые батареи.

И тут выяснилось, что большинство повстанцев морально не готово к бою. Сопротивление оказал только экипаж "Очакова", пытавшийся вести ответный огонь, а остальные корабли "шмидтовской эскадры" вскоре после начала перестрелки сменили красные флаги на белые. Единственной жертвой баталии стал минзаг "Буг" затопленный собственной командой. В его трюмах находилось около сотни морских мин, и моряки понимали, что с ними будет, если этот груз взорвется. Поэтому, когда над "Бугом" начали летать снаряды, они открыли кингстоны.

Огонь с "Очакова" был слабым и неорганизовнным. Несмотря на то, что перестрелка шла на минимальных дистанциях, незначительные повреждения от него получила только "Память Меркурия". А самому "Очакову" досталось изрядно. В него всадили, по разным данным, от 52 до 63 снарядов, убивших до сотни моряков и вызвавших сильный пожар. Правда, все попадания были выше ватерлинии поэтому горящий корабль остался на плаву.

В каютах "Очакова" сидели под арестом свезенные туда офицеры с восставших кораблей, которых повстанцы держали в качестве заложников. Примерно через 40 минут после начала боя им удалось освободиться. Видя, что до них уже никому нет дела и что команда разбегается, спасаясь на шлюпках и вплавь, они спустили красный флаг и подняли вместо него белую скатерть, найденную в кают-компании. Обстрел мгновенно прекратился, а вместе с ним прекратилось и восстание.

Шмидт, поняв, что его авантюра не удалась, пытался ускользнуть из бухты на миноносце №270 и, по некоторым данным, - бежать за границу. Однако и в этом ему не повезло, Миноносец получил снарядное попадание и лишился хода, после чего его команду и незадачливого лейтенанта взяли в плен. В марте 1906 года его и еще троих активистов восстания расстреляли по приговору военного суда.

Так закончилась судьба одного из великого множества амбициозных неудачников, не сумевших стать наполеонами. А помнят о нем, в основном, благодаря популярному сатирическому роману "Золотой теленок", где описаны мошенники, клянчившие деньги у советских чиновников, выдавая себя за детей лейтенанта Шмидта.

Кстати, реально у Шмидта был один сын Евгений. Во время гражданской войны он стал ярым белогвардейцем, воевал в армии Врангеля, заслужив личную благодарность барона, а потом уплыл вместе с врангелевцами в Бизерту и в 1951 году умер в парижской эмиграции, успев написать книгу воспоминаний, в которой он осуждал своего отца.



Флагман "революционной эскадры Шмидта" - бронепалубный крейсер "Очаков".


"Очаков" после боя в Севастопольской бухте.


Схема попаданий в корпус крейсера. Судя по размерам пробоин, все снаряды были небольшого калибра.


Канлодка "Терец", сделавшая первые выстрелы в бою 15 ноября 1905 года.


"Заветный" - один из эсминцев, присоединившихся к восстанию.


"Символический" участник восстания - броненосец "Пантелеимон", бывший "Князь Потемкин Таврический".


Наиболее мощный корабль антиповстанческих сил - броненосец "Ростислав".


Крейсер "Память Меркурия" - единственный корабль, получивший повреждения в бою с "Очаковым".


Минный крейсер "Гридень". 

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Да, история заиграла новыми красками.
Особенно поучительно про сына.
Вам не угодишь. Матросы-черноморцы не стали стрелять по городу -- плохо. В Москве революционеры стреляли по городу -- опять плохо.

И, кстати, Шмидт требовал Учредилку (за которую вы остервенело топите, когда речь заходит о событиях 1917-1918 годов), а не диктатуру пролетариата. Возможно, если бы ЕИВ хватило бы мозгов тогда не расстреливать собственный флот, а прислушаться, история могла бы пойти совсем по другому пути.
В том, что он требовал учредилку, я ничего плохого не вижу. Но военный мятеж это по-любому не комильфо.
Крейсер "Память Меркурия" (не весь целиком, но только корпус) дожил до конца 60-х или начала 70-х годов.

Он стоял на Неве и был использован для хранения живой рыбы.
Чего? Вы не путаете? Существовало два крейсера с таким названием: 1 это бывший пароход Ярославль (он кстати на фотографии) он как в 1882 вошел в Черное море так из него и не вылезал и его разделали перед войной. 2. Это в девичестве Кагул, потом Коминтерн, он да частично сохранился но как волнолом в устье Хоби. Ну как сохранился, на спутниковых снимках видны очертания. А вот то что вы говорите про Неву, это наверное Минзаг Волга, он до сих пор притопленый в угольной гавани.
Моделист - Конструктор!
Интересно, он жив ещё?
Он психически ненормальный!
Воспоминания сына Шмидта издавались? Доступны? Есть что там почитать?
"Схема попаданий в корпус крейсера." - специально херачили для острастки выше броневого пояса малыми калибрами?
Нда, ппц, какое разложение в армии, провал царского режима натуральный.
были ли проблемы с флотом у кайзера? то абсолютно бездарные Доггер-банка и Фолкленды, то восстание кильских моряков
Кстати, согласно советской историографии (по крайней мере пропаганде) Шмидт считал, что восстание обречено и пошел с матросами из-за своих убеждений - не мог оставить тех, с кем работал (пропагандировал).
кстати Шигин по Шмидта книжку написал..........
ох он по нему и прошелся.........
в некотором роде Пятигорск конечно благодарен данному персонажу, ибо без него не было бы Бендера и Кисы и не было бы их памятников в Пятигорске:-)
Слово «мегафон» придумал Томас Эдисон в 1878 году