я

Танго Мазоркеро



Продолжим тему, начатую здесь. Вторым по очередности и по значению противником Парагвая в Великой войне, как известно, была Аргентина. На первый взгляд, противник довольно грозный: Аргентина в начале 1860-х годов превосходила Парагвай по численности населения, как минимум, в три раза, по величине национального дохода - в 5,5 раза, по объему внешней торговли - в 16 раз, по территории - в десятки раз.

Однако необходимо учесть (и Лопес наверняка это учитывал!), что вплоть до того самого  начала 1860-х годов Аргентины по сути не существовало как единого государства с централизованным управлением. Вместо этого был рыхлый конгломерат фактически независимых провинций, возглавляемых местными губернаторами-каудильо. Эти губернаторы имели собственные армии и почти постоянно воевали друг с другом, а также - с внутренними врагами, тоже имевшими свои армии-банды и мечтавшими захватить власть.

Время от времени один из каудильо объявлял себя президентом страны (хотя, никаких общенациональных выборов, разумеется, не проводилось), но ему реально подчинялась лишь одна или несколько провинций, а остальные "царьки" продолжали чувствовать себя полновластными хозяевами своих земель. Потом его свергали или убивали и всё шло по-прежнему.

Если в Бразилии в первой половине XIX века произошли три крупные гражданские войны и с десяток восстаний, охвативших отдельные провинции, то в Аргентине гражданские войны грохотали непрерывно, перетекая одна в другую, практически на всей территории страны. К ним добавлялась столь же непрерывная война с полудикими и непокорными индейцами-мапуче вдоль южной границы, простиравшейся на 1000 километров, от Атлантического океана до Андского хребта. По другую сторону хребта ту же бесконечную войну с теми же индейцами вели чилийцы. Мапуче регулярно совершали вооруженные конные набеги, разоряя и грабя приграничные селения, убивая мужчин, увозя женщин и угоняя скот.

В ответ аргентинская армия проводила карательные экспедиции, но вскоре возвращалась обратно, так как сил для постоянного контроля за огромными территориями проживания индейских племен у ослабленной внутренними распрями страны не было. Этот хаос длился почти 50 лет, в течение которых политическую ситуацию в Аргентинской конфедерации можно было описывать примерно так (фамилии - условны): Карлос со своей бандой напал на Рамиреса, потом Рамирес напал на Родригеса, потом Родригес напал на Гомеса, потом Гомес напал на Карлоса, потом Карлос, объединившись с Рамиресом, напал на Роблеса, потом Гомеса сверг и убил Санчес, а в это время Перес воевал с Гонсалесом... и так далее, и тому подобное.

Невозможно даже примерно подсчитать (да, никто и не пытался), во что обошлась Аргентине эта лихая эпоха в плане материального ущерба и человеческих жертв. Между тем, в 1835 году в наиболее богатой и развитой столичной провинции Буэнос-Айрес пришел к власти генерал Хуан Мануэль де Розас, до этого успешно воевавший с индейцами и опиравшийся на верные ему войска, а также - на сформированную им военизированную организацию Мазорка. В том же году Розаса провозгласли формальным президентом Аргентины. Однако, фактически его власть не распространялась на остальные провинции, где продолжали править местные каудильо, которые сохранили свои армии и сами решали - выполнять им президентские указы или - нет.

Слово "мазорка" по-испански означает початок. Символика названия состояла в том, что члены Мазорки клялись так же крепко держаться друг за друга, как зерна в кукурузном початке. В этом прослеживается сходство со словом "фашизм", произошедшим от итальянского "фашина" - тугая связка прутьев. Идеология и методы Мазорки тоже были весьма близки к будущему фашизму. Члены организации, именовавшие себя мазоркеро, носили красную униформу, которую венчал длинный загнутый колпак. Четыре таких колпака Розас велел изобразить по углам своего флага, объявив его государственным флагом Аргентины. Впрочем, полной формы на всех не хватало и зачастую дело ограничивалось только красным балахоном или пончо.

Мазоркеро быстро установили в Буэнос-Айресе режим террора, беспощадно уничтожая всех, чья лояльность Розасу вызывала у них хоть малейшие подозрения. Особенную ярость у них вызывали люди либеральных взглядов, либо - те, кто казались им таковыми. Известен случай, когда одного горожанина зарезали в собственном доме лишь за то, что на клумбе перед этим домом выросли голубые цветы. Голубой считался цветом запрещенной Розасом либеральной партии и тоже попал под запрет.

Справедливости ради, надо заметить, что в диктатуре Розаса были и положительные моменты. На подвластных ему территориях прекратилась анархия, междоусобицы и разгул бандитизма. В 1841 году он отменил рабство, а в 1845-м сумел отразить франко-британскую агрессию. Многие аргентинцы искренне поддерживали его, считая, что лучше жестокие законы и правила, чем вообще никаких.

Время Розаса закончилось в 1852 году, когда против него открыто восстал губернатор провинции Энтре-Риос Хусто Хосе де Уркиса. Восстание было вызвано тем, что Розас запретил Уркисе присваивать таможенные сборы от внешней торговли и потребовал вносить их в бюджет страны. Вскоре к восстанию присоединились провинции Корьентес и Санта-Фе. Кроме того, Уркису поддержала Бразилия, желавшая дальнейшего продолжения раздробленности и децентрализации южного соседа, а также - уругвайские сторонники партии "Колорадос", поскольку ранее Розас оказывал помощь их политическим противникам из партии "Бланкос".

Бразильский император предоставил в распоряжение Уркисы 15 тысяч солдат и крупный денежный заем. Главы других аргентинских провинций на словах поддержали президента, однако, все проигнорировали его просьбу прислать войска для борьбы с мятежниками. Поэтому Розасу пришлось довольствоваться лишь теми силами, которые он смог мобилизовать в Буэнос-Айресе. 3 февраля 1852 года эта армия была разбита и рассеяна в сражении у города Касерес. Вечером того же дня Розас, не дожидаясь штурма столицы, подписал манифест об отставке, а затем - покинул страну. Остаток жизни он прожил в Англии, а на его пост закономерно вступил Уркиса.
На заставке - конный мазоркеро в виде героя, точнее - антигероя современных комиксов.


Индейцы мапуче (они же - арауканы) с трофеями возвращаются из очередного набега на аргентинскую территорию.


Аргентинская картина "Розас - победитель араукан".


Лубочный плакат "Розас провозглашает отмену рабства". Фактически же рабство в 1841 году было отменено только в провинции Буэнос-Айрес, поскольку главы всех остальных провинций эту инициативу не поддержали и президентский указ не исполнили, в очередной раз продемонстрировав, что президентская власть в Аргентине была чисто номинальной.


Слева - плакат "Розас побеждает анархию", в центре - пеший мазоркеро в полном обмундировании, справа - обложка книги, изданной в Аргентине после свержения Розаса и повествующей об ужасах его правления.


Битва при Касересе, в которой армия Розаса потерпела сокрушительное поражение, означавшее конец его режима. Обратите внимание, что на переднем плане наступают солдаты под бразильским имперским знаменем.


Современная аргентинская банкнота с портретом Розаса.
Buy for 40 tokens
Buy promo for minimal price.
> лучше жестокие законы и правила, чем вообще никаких

Логично для обывателей.
Естественно, к любым законам можно приспособиться, а к анархии - нет, если сам не анархист. :)
А можно чутка пограммарнацивать? просто не Мазорка а скорее все же Масорка. "Z" в испансоком вот не разу не русская "З" а скорее английская "Th", то есть "C" c прикушенным кончиком языка. и кстати да, Сорро а не Зорро ;-)
Прогнал это слово через гугл-транслейтор, там звучит что-то среднее между "с" и "з".
В общем и целом - Лопес делал ставку на бардак у соседей.
По-моему, это единственное логичное объяснение его авантюры.
А Бэтмен на первой картинке - либерал, я так понимаю?
Отож! Вылитый либерал. :)
Только это не Бэтмен, а какой-то другой "птиц".
ХЕХ:) Чего эти самые грубые мужланы федералисты-гаучо вытворяли с городскими либералами-унитаристами - тема раскрыта, но почему не раскрыто, чего либералы и приведённые ими бразильские интервенты вытворяли с побеждёнными федералистами? А ведь это жеж - самая мякоточка:) Бразильский парад победы 20.02.1852 г. на улицах Буэнос-Айреса - так, просто милая вишенка на торте...

Edited at 2018-11-20 05:04 pm (UTC)
А чего они вытворяли? Я, чесгря, не знаю, кроме того, что в 1853 году двоих экс-руководителей Мазорки повесили. Или сперва расстреляли, а потом повесили.
А чего они вытворяли?
Да так, ниЧЧё особенного - кроме повешенья упомянутых Вами Сириако Кутиньо и Леандро Антонио Алена, закололи ударами штыков в лицо незадачливого патриота полковника Чилаверта (он, чудак, не желал быть расстреленным в спину), перевешали (полностью) полк Акино (им, чудакам, было взападло вместе с бразильцами убивать своих соотечественников - и накануне поражения они перешли к Росасу), и (а как жежЖ) само собой устроили маленЬкое прорежевание (повторявшееся несколько раз) электоральной базы федералистов - гаучо:) Как там выразился однажды Бартоломе Митре Либеральнейший? "Истребляйте гаучо, этих двуногих животных порочного нрава!"

Edited at 2018-11-21 05:58 pm (UTC)
Re: А чего они вытворяли?
Чилаверт сам нарвался, поменьше надо было выеживаться. С полком Акино поступили так, как в суровую эпоху куй обычно поступают с предателями, поднявшими вооруженный мятеж, перебившими своих офицеров и перешедшими на сторону противника.
А разборки Митре с Гаучо это уже гораздо более поздний период - 1861-62 годы. В моей заметке, если вы не обратили внимание, повествование заканчивается в 1852-м, когда Митре был еще никто и звали его никак.
Чилаверт сам нарвался...
А Вы чего так? И, главное, из-за кого - из-за давно мёртвых и очень далёких для нас с Вами людей?
Re: Чилаверт сам нарвался...
Минуточку, во всех этих латиноамериканских историях из ХIХ-ого века есть один общий момент: почитаешь так про разборки аргентинских мазоркеро/унитариев - и перестаешь удивляться аргентинским стори из века ХХ (про "Христос побеждает" и "грязную войну"), почитаешь про разборки конгрессистов с бальмаседистами (утопившими один из двух сильнейших кораблей чилийского флота) - и перестаешь удивляться, что ОБЕ БОЕВЫЕ ОПЕРАЦИИ ЧИЛИЙСКИХ ВВС - это помянутый Вами "День стервятников", и... ну, да - бомбежка чилийскими ВВС кораблей чилийского же флота :) Из чего следует банальный вывод: так шокировавшие Вас в молодости сломанные пальцы Виктора Хары - не эксцесс, всего лишь - продолжение очень глубоких региональных традиций.


Edited at 2018-11-22 02:45 pm (UTC)
Re: Чилаверт сам нарвался...
А ежовщина это эксцесс или продолжение очень глубоких региональных традиций?
 0CWZEEPp_b]d#I9a5"7Cʹz4݃XHƫUFIQD&d
ХЕХ:) Странный вопрос - будто историю родной страны XIX-ого века не знаете:)

Edited at 2018-11-23 06:50 pm (UTC)
Re: А ежовщина это эксцесс или продолжение очень глубок
Почему именно 19-го?
Почему именно 19-го?
Бо в XVI-м, XVII-м и даже в XVIII-м никаких незалЭжныхъ и самостiйных нацIй у Захiдних Индiях НЭ БУЛО:)
Re: Почему именно 19-го?
И что? "Глубокие региональные традиции" формируются только у "незалежных и самостийных"? И зачем вы перешли на "мову"?
Re: Чилаверт сам нарвался...
Чего как? Я просто написал, что, если человек ведет себя как суицидник, то с большой долей вероятности он получит то, на что нарывается.
Я просто написал, что, если человек ведет себя как суиц
А вот с этим - никто и не спорит... P/S Единственный, кто из их элитариев XIX-ого вызывает сочувствие - Авельянеда - на чем и предлагаю закончить содержательную дискуссию.

Edited at 2018-11-23 06:58 pm (UTC)
Re: Я просто написал, что, если человек ведет себя как су
А разве я кому-то высказывал сочувствие? Историк, вообще, должен быть беспристрастным.
Историк, вообще, должен быть беспристрастным.
Да. Вот только историк - не робот, а человек, и эмоции (последствия пристрастий) - у него иногда прорываются. Не стану называть имена - и тыкать пальцем, поздновато уже - спокойной Вам ночи:)
Re: Историк, вообще, должен быть беспристрастным.
Зачем же тыкать? Просто не надо мыслить в черно-белой парадигме.
Хе хеххх

примерно так (фамилии - условны): Карлос со своей бандой напал на Рамиреса, потом Рамирес напал на Родригеса, потом Родригес напал на Гомеса, потом Гомес напал на Карлоса, потом Карлос, объединившись с Рамиресом, напал на Роблеса, потом Гомеса сверг и убил Санчес, а в это время Перес воевал с Гонсалесом... и так далее, и тому подобное.

Вошло даже в русскую эммигрантскую классику

http://az.lib.ru/d/donaminado/text_1926_03_nasha_malenkaya_zhizn.shtml

" Ввиду того что в стране царит полное спокойствие, генерал до-арестовывает членов бывшего правительства и сажает их в тюрьму, где уже сидят члены еще ранее бывшего правительства, равно как и правительства давно прошедшего.
Происходит радостная встреча, обмен впечатлениями, и воспоминания, воспоминания без конца.
Перес вспоминает, как он арестовывал Торреса, Торрес -- Хереса, Херес -- Малагоса, а Малагос -- Мордальоноса.
Вся история страны, генералов и лошадей проходит перед мысленным взором государственных деятелей, отдавших свои последние тормашки возлюбленному отечеству. "



И вообще Дон Аминандо гений:

В приличном обществе принято, чтобы перевороты производились генералами.
Если генерала нет, то это не общество, а черт знает что.
Боевой генерал рассуждает так: выйти ему в отставку или перерезать телефонные провода?!
Логика прямо указывает на то, что лучше перерезать провода.


"Португальцы, португалки и португальские дети!
Отечество в опасности.
Важнейшие телеграфные провода, равно как и лидеры партий, перерезаны!
Палата депутатов распущена до последней возможности.
Уступая давлению народных масс, президент республики удавился.
Но это неважно. Он все равно должен был быть предан суду.
Новые выборы будут назначены через десять лет, и пусть наконец страна выскажется.
В тяжкую минуту ниспосланных нам испытаний я принял на себя бремя власти.
Поэтому мародеры будут хорониться на государственный счет, а предварительно расстреливаться на месте.
После семи часов вечера никто не имеет права показываться на улицу, не исключая и домашних животных. С нами Бог!
Подпись:
Генерал от кавалерии Перес Малхамувэс-Алфонсино-Гомес".