Авиамастер (vikond65) wrote,
Авиамастер
vikond65

Categories:

Халхин-Гол: начало возмездия

29 июля 1939 года советские летчики, наконец, отомстили японцам за июньскую бомбардировку своих авиабаз. В 7.15, как только рассеялся утренний туман, 20 пушечных и пулеметных "ишаков" из 22-го ИАП атаковали передовую площадку 1-го чутая 24-го истребительного сентая ВВС Квантунской армии (японское название - аэродром Араи).
Атака застала японцев врасплох. От метких очередей два истребителя вспыхнули, еще несколько получили повреждения. Нападавшие ушли без потерь. В 9.40 две эскадрильи И-16 вновь появились над Араи. В этот раз им повезло еще больше - они подловили звено японских истребителей на взлете. Все три Ки-27 были сбиты и рухнули прямо на летное поле. Затем "ишаки" сделали несколько проходов над аэродромом, уничтожив еще один истребитель.

Как пишет японский историк Эйчиро Секигава, общие потери от этих двух штурмовок составили шесть машин уничтоженными, и еще пять - серьезно поврежденными. Эскадрилья, которая базировалась на аэродроме, полностью утратила боеспособность, а советские истребители снова ушли в полном составе.

map-airfields-2
Карта аэродромной сети в зоне Халхингольского конфликта по состоянию на конец июля - начало августа 1939 года.

В тот же день СБ бомбили войска и склады противника в районе Номон-Хан-Бурд-Обо. Все экипажи возвратились благополучно. Ки-27 не смогли прорваться к бомбардировщикам, поскольку их связали боем истребители 22-го и 70-го иап, совершившие за день 205 боевых вылетов.
29 июля стало поистине черным днем для истребительной авиации Квантунской армии. Начавшись с разгрома аэродрома Араи, он завершился крупным воздушным сражением над Халхин-Голом, в котором японцы потеряли еще шесть самолетов и четверых летчиков, в том числе двоих асов. Погиб лейтенант Ноичи Судзуки, на счету которого числилось 17 воздушных побед, и сержант Сайдзи Кани, успевший сбить, согласно официальным японским данным, девять советских самолетов.
Сержант Фукуда Такэо из 1-го истребительного сентая и командир того же сентая майор Фумио Харада тоже были сбиты, но не погибли, а попали в плен.
Такэо, запутавшегося в парашютных стропах и не успевшего достать пистолет, захватили сразу после приземления. На допросе он верно указал свое имя, фамилию и звание (у нас его перевели как "унтер-офицер"), а также номер своего сентая. Но когда у него спросили фамилию командира полка, Такэо назвал не Хараду, а его предшественника, подполковника Тосио Като, еще 12 июля оставившего свой пост из-за ранения.
В советской военно-исторической литературе победу над Такэо обычно относят на счет помощника командира 22-го ИАП Виктора Рахова. Вполне возможно, что так оно и было, поскольку Рахов действительно заявлял 29 июля о победе над японским истребителем.

hal-34
Летчики 22-го ИАП. Второй справа - Виктор Рахов.
Ki-27-I-16
Майор Харада приземлился на парашюте в безлюдном районе у реки Хайластын-Гол, два дня плутал среди холмов, пытаясь выйти к своим, но 31 июля был схвачен монгольскими кавалеристами и передан советским войскам. На допросе он назвался поручиком Тагути Синдзи, служащим в первом "боевом авиаотряде", которым командует майор Фумио Харада. Очевидно, свои документы и знаки различия он успел выбросить или уничтожить до пленения.
"Поручик Тагути Синдзи" просидел в плену до 9 августа, когда он вдруг сам вызвался на допрос и к удивлению всех присутствующих заявил, что именно он и есть тот самый Фумио Харада - командир 1-го истребительного полка ВВС Квантунской армии. Затем майор подробно рассказал свою биографию, описал систему подготовки летных кадров в Японии, достоинства и недостатки истребителя Ки-27, организационную структуру японской армейской авиации, а также назвал имена и фамилии знакомых ему офицеров. Неизвестно, что подвигло Хараду на этот поступок, резко отличающийся от поведения других пленных японских летчиков, да и от его собственного поведения на первом допросе.
Как бы там ни было, по окончании беседы он попросил дать ему возможность застрелиться, сказав что "мне и моей семье в Японии жить все равно не дадут". Однако в этой просьбе ему было отказано.
Когда в сентябре, по окончании боевых действий состоялся обмен пленными, Хараду в числе прочих передали японцам. Сослуживцы отнеслись к майору очень гуманно, не став разглашать и отмечать в документах факт его пленения, а сразу выдав ему пистолет с одним патроном. Истинная судьба Фумио Харады стала известна в Японии только после окончания Второй мировой войны.
Но, вернемся к событиям, произошедшим 29 июля 1939 года. На наши аэродромы не возвратились четыре истребителя из 70-го иап. "Ишак" лейтенанта В.С. Суслова был сбит, а "Чайка" лейтенанта А.А. Орлова разбилась из-за обрыва расчалок бипланной коробки при резком маневре. Орлов погиб, а Суслов, получивший ожоги лица, спустился на парашюте. Столкнулись в воздухе истребители летчиков Сафронова и Сахарова. Сахарову удалось приземлиться, а Сафронова спас парашют.
22-й иап потерял два самолета и одного летчика. Пилот И-16 капитан И.А. Павлюк выпрыгнул с парашютом, когда на его самолете перебило рулевые тяги, а пилот И-15бис младший лейтенант М.И. Кралин - погиб.
Советские истребители заявили о шести воздушных победах. Это соответствовало признанным японцами потерям в ходе боевых вылетов, не считая машин, сожженных при штурмовках аэродрома Араи.
После пленения Фумио Харады 1-й сентай возглавил майор Наоси Йосида. Подобно 22-му ИАП, этот японский авиаполк с начала конфликта сменил уже двух командиров.

12-2
Неизвестный японский летчик, захваченный в плен на Халхин-Голе.
Tags: ВВС, История, Халхин-Гол, авиация
Subscribe
Buy for 30 tokens
Фотографии из супермаркета TOSC в Тоттори. Специально поснимала овощной отдел, там много необычного. Рэнкон - корень лотоса. В Японии его варят, варят, тушат, панируют в сухарях и готовят как темпуру, а также добавляют в салаты. Впервые я попробовала рэнкон в Йокогаме. Там он был маринованным,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments