Авиамастер (vikond65) wrote,
Авиамастер
vikond65

Category:

Аваево побоище



Ровно 150 лет назад, 11 декабря 1868 года, произошла битва на реке Аваи - последнее крупное полевое сражение Великой Парагвайской войны, в котором участвовала кадровая парагвайская армия, точнее - ее остатки.

После битвы на Итороро у Лопеса оставалось примерно 13 тысяч боеспособных солдат, а зажавшие его в тиски войска коалиции насчитывали 29 тысяч штыков и сабель. С юга, вдоль оборонительной линии Пикуисири, сидели в окопах 11 тысяч аргентинцев и уругвайцев, а с севера нависала 18-тысячная бразильская армия. Такая диспозиция оставляла парагвайцам мало шансов, однако, нельзя сказать, что она была совсем безнадежной.

Первый возможный вариант действий состоял в том, чтобы собрать все силы в единый кулак и нанести удар по одной из разделенных 30-километровой дистанцией вражеских группировок. Второй – в том, чтобы скрытно вывести войска из еще не завязанного мешка по берегу озера Ипои. Правда, в этом случае пришлось бы бросить тяжелую артиллерию.

Однако ни тем, ни другим шансом парагвайский диктатор не воспользовался. Возможно, он по-прежнему не знал реальной численности бразильских войск, а может быть, его ввели в заблуждение доклады офицеров, бежавших с Итороро. В таких докладах вражеские потери почти всегда очень сильно завышаются, так что, поверив им, можно подумать, будто противник серьезно ослаблен и обескровлен.

Как бы там ни было, Лопес сделал наихудший выбор из всех возможных. Он вновь разделил свою армию и отправил все того же генерала Кабальеро навстречу бразильцам с выделенным ему контингентом в 5600 человек и приказом любой ценой остановить врага на рубеже реки Аваи. Остальные парагвайские солдаты продолжали оборонять укрепления Пикуисири, которые пока никто не собирался штурмовать.

Сейчас мы можем только гадать, чем руководствовался южноамериканский поклонник Наполеона, принимая такое решение, поскольку он не оставил после себя ни дневников, ни мемуаров, а штабные документы парагвайской армии сгорели в огне войны.

Между тем, герцог де Кашиас решил дать несколько дней отдыха своей армии, а заодно –  дождаться подкреплений. Он знал, что ему на помощь спешат две свежие кавалерийские дивизии генералов Жоакима Андраде Невеса и Маноэла Мена Барето. С их приходом численность бразильской армии выросла до 21 тысячи человек, а главное – у Кашиаса появилась многочисленная конница, дававшая ему возможность совершать стремительные обходные маневры, и глубокие рейды во вражеский тыл.

Парагвайцы были лишены такой возможности, так как почти вся их кавалерия погибла еще год назад в сражениях под Умаитой. Лопес смог выделить в распоряжение Кабальеро всего один конный полк численностью примерно в 600 человек.

10 декабря бразильский главнокомандующий возобновил наступление и на следующий день его войска вышли к Аваи. Кабальеро расположил своих солдат на вершине большого продолговатого холма за рекой. В центре его позиции врагов поджидала батарея из 18 орудий. Справа и слева к холму почти вплотную прилегали болота, поэтому за свои фланги генерал не опасался. Бразильцы, форсировав реку, могли наступать только в лоб.

Осмотрев неприятеля в подзорную трубу и оценив его силы, Кашиас, не раздумывая, приказал атаковать, ведь у него было почти четырехкратное численное превосходство. Пехота пошла в атаку, преодолевая неглубокую речку вброд. Парагвайцы встретили противника ружейными и картечными залпами, от которых бразильцы десятками падали в воду. Уцелевшие отошли на берег и залегли, вступив в перестрелку.

Вторую атаку лично возглавил генерал Озорио. На полпути к вражеским шеренгам ему в лицо попала пуля, выбив несколько зубов и разорвав щеку, но он, зажав рану рукой и, словно не замечая боли, продолжал вести за собой солдат. Несмотря на потери, бразильцы пересекли реку и со штыками наперевес устремились вперед и вверх по склону холма. Парагвайские кавалеристы на левом фланге попытались контратаковать, но бразильцы, быстро построившись в каре, отбили этот наскок.

В центре парагвайцы под натиском численно превосходящего противника попятились, продолжая отстреливаться. Вскоре бразильцам удалось захватить парагвайские пушки. Поняв, что удержать позицию не удастся, Кабальеро приказал отойти и закрепиться на другом холме, расположенном примерно в 500 метрах позади первого. Но бразильцы неотступно следовали за врагом, не позволяя ему оторваться на дистанцию, превышавшую дальность ружейного выстрела.

Тем временем бразильская кавалерия разогнала малочисленных парагвайских конников и с обеих сторон охватила возвышенность, на которую отошли парагвайцы, а потом проникла в тыл, отрезав им путь к дальнейшему отступлению. Это произошло чуть позже, чем рассчитывал Кашиас. Сломить сопротивление противника бразильская пехота смогла и без кавалерийских двизий, но с ними бой пошел на полное истребление.

Парагвайцы, попав в окружение, дрались яростно, но недолго, тем более что против них обернулась еще и погода. В разгар боя начался ливень, с неба хлынули потоки воды, сделав бесполезными кремневые мушкеты и дульнозарядные капсюльные ружья. Некоторые бойцы, несмотря на всю безнадежность своего положения, продолжали отбиваться штыками и саблями, другие бросали оружие и падали на колени в жидкую грязь, моля о пощаде.

Но опьяненные кровью бразильцы не слышали эти мольбы и беспощадно убивали сдающихся. По воспоминаниям очевидца сражения – аргентинского художника Хосе Игнасио Гармендиа, «это была уже не битва, а ужасная резня». Трупы и тяжелораненые покрыли землю сплошным слоем, кое-где они лежали друг на друге, а кавалерийские кони топтались по ним, превращая тела в жуткое кровавое месиво.

Побоище длилось до тех пор, пока все уцелевшие парагвайцы не прекратили сопротивление, а бразильцы не устали убивать. Только генералу Кабальеро и еще примерно двум сотням всадников удалось вырваться. Парагвайская легенда гласит, что генерал, за которым погнались несколько кавалеристов, прямо на скаку сорвал с сапог позолоченные шпоры и швырнул их в преследователей. Бразильцы, решив, что шпоры золотые, задержались, чтобы подобрать столь ценный трофей, а Кабальеро, воспользовавшись этой заминкой, ускакал.

Так он вновь спас свою жизнь, но во второй раз за неделю стал генералом без армии. Из переданных под его командование 5600 солдат и офицеров более трех тысяч были убиты, еще порядка 300 – пропали без вести. Около полутора тысяч парагвайцев, из них 600 раненых, попали в плен, однако, через два дня примерно двум сотням удалось бежать, воспользовавшись беспечностью бразильских охранников. Среди них был майор-артиллерист Морено и сержант Сирило Риварола – будущий президент Парагвая.

Бразильцы потеряли убитыми и пропавшими без вести всего 297 человек, из них 13 офицеров, а ранеными – 1431, то есть, их потери оказались даже меньшими, чем у Итороро. Катастрофа на реке Аваи лишила Лопеса последней возможности избежать полного краха. Если объективно оценитвать ситуацию, то после нее дальнейшее сопротивление стало бессмысленным и лишь увеличивало количество жертв с обеих сторон, а, прежде всего – со стороны Парагвая. Но диктатор, уже терявший рассудок и связь с реальностью, думал иначе, а потому война продолжалась...

На заставке - картина Педро Америко "Битва у Аваи". Это эпическое полотно длиной 11 метров и площадью 50 квадратных метров, которое бразильский живописец со своими ассистентами рисовал пять лет, нельзя рассматривать как реалистичное изображение битвы. Скорее - как аллегорию, в которой объединены разные моменты сражения с большой примесью художественного вымысла.

Например, никаких повозок с женщинами и детьми там не было. Да и красные мундиры парагвайцев уже не характерны для этого периода войны. К концу 1868 года из-за острого дефицита тканей "обмундирование" большинства парагвайских солдат состояло из кепи и юбки или набедренной повязки, к которым в зимний период добавлялась шерстяная накидка или пончо.


К тому же, художник, в соответствии с традициями батально-академической живописи XVIII-XIX веков, "уплотнил время", изобразив события, происходившие последовательно, как одновременные.

Batalha do Avahy-fragment
Фрагмент картины: герцог де Кашиас дает указания адъютанту, не обращая внимания на сдающихся парагвайцев, склоняющих перед ним свои знамена.

15979685
Еще один фрагмент: раненый в лицо генерал Озорио вдохновляет солдат, находясь в гуще сражения. Он одет в пончо поверх мундира, что символизирует его неаристократическое происхождение.


А на этом фрагменте художник изобразил самого себя в виде солдата 33-го пехотного полка.


Бразильская карта-схема битвы на Аваи.

brasil-guerra-paraguai-zuavo-bahia
Образцы обмундирования бразильской армии времен Великой Парагвайской войны. Слева - солдат полка черных зуавов провинции Байя, в центре - сапер линейной пехоты, справа - сержант-доброволец из 13-го батальона "волонтеров родины".
Tags: Великая Парагвайская война, История, живопись
Subscribe
promo vikond65 июнь 23, 16:38 24
Buy for 20 tokens
С авиамоделизмом я распрощался уже давно, поскольку времени на него катастрофически не хватает. Но от этого увлечения осталось немало артефактов, которые мне уже не пригодятся, а места в квартире занимают много. Однако они, наверное, могут заинтересовать нынешних авиамоделистов. Самый сурьезный…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments