я

Точка невозврата



Сегодня - очередная годовщина события, вошедшего в историю под названием "кровавое воскресенье". На мой взгляд, оно стало первой из двух крупнейших ошибок российских властей за все 300 с лишним лет существования романовской династии. Вторая и окончательно фатальная - втягивание страны в Первую мировую войну.

Расстрел мирного шествия с многочисленными жертвами сделал царский режим ненавистным, а революцию - неизбежной. Нынешние "постмонархисты" в качестве оправдания этого преступления обычно приводят такой аргумент: толпа могла смять оцепление, ворваться в Зимний дворец и устроить там погром. Но даже если бы это произошло (в чем я очень сильно сомневаюсь), ущерб для авторитета монархии был бы неизмеримо меньшим, чем от того, что случилось в реальности.

9 января 1905 года самодержавная власть в своем презрении и жестокости к собственному народу переступила грань безумия, сыграв тем тем самым на руку революционерам, террористам, да и вообще - всем своим врагам, как внешним, так и внутренним. В этом суждении я далеко не оригинален, подобные оценки случившемуся давали люди самых разных политических взглядов, от предводителя большевиков Ульянова-Ленина до белогвардейского лидера барона Врангеля.

А вот фрагмент из недавнего интервью известного историка-архивиста профессора Исаака Розенталя, посвященного "кровавому воскресенью", в котором даны ответы на ряд часто задаваемых вопросов.

Сыграли ли эсеры, меньшевики и большевики сколь-нибудь заметную роль в событиях 9 января 1905 года?

- Сразу уточню: до 9 января никаких контактов ни с социал-демократами, ни с эсерами Гапон не имел. До самого 9 января в своих проповедях он доказывал, что добиться удовлетворения своих нужд рабочие могут без участия в антиправительственных акциях и революционной борьбы. Идея составить петицию и вручить ее не имела никаких точек соприкосновения с тактикой революционных партий, которые поначалу стремились отговорить рабочих от участия в шествии. В этот момент они даже не пытались обсуждать пункты петиции.

Другое дело, что когда уговоры не возымели действия, представители революционных партий пытались принять участие в составлении петиции. Но рабочие, как правило, их выгоняли. Гапон лично отредактировал этот текст, и затем он обсуждался на предприятиях и в отделениях “Собрания русских фабрично-заводских рабочих”. Поэтому говорить, будто бы что-то было рабочим навязано - нельзя.

- Однако в петиции было требование созыва Учредительного собрания.

- Подписывавшие петицию рабочие не рассматривали Учредительное собрание как орган, призванный изменить основные принципы государственного устройства. Речь шла о том, чтобы созвать представителей народа,  но никакую республику и даже конституционную монархию никто устанавливать не собирался. Здесь уместнее вспомнить славянофильский тезис: “Сила управления – царю, сила мнения – народу”.

Замученные произволом властей и предпринимателей, издевательствами и обманами рабочие выход из положения увидели в установлении канала непосредственного общения с царем. Для них царь олицетворял правду и справедливость, он не обидит и не оставит. Петицию рабочие воспринимали как документ, который должен способствовать устранению преграды между царем и трудовым народом. Этот мотив был ключевым.

- Содержание “челобитной” было заранее известно властям. Что в ней не устроило Николая II настолько, что он не остановился перед кровопролитием?

- Что дело идет к расправе, многие поняли еще накануне, когда город был наводнен войсками. Пытаясь предотвратить катастрофу, делегация интеллигенции с участием Максима Горького вечером 8 января сделала попытку встретиться с царем. Но Николай II от встречи уклонился. Аналогичным образом повел себя министр внутренних дел Петр Святополк-Мирский. Ничего не дало и обращение к Сергею Витте.

То, что шествие будет абсолютно мирным, ни для кого не было секретом. Однако Николай II относился с подозрением не только к общественным организациям, но и к любым массовым действиям. И хотя возглавленное Гапоном религиозное шествие нельзя квалифицировать как демонстрацию или манифестацию, сам факт массового “скопища” был воспринят царем как беспорядки. Ему было не важно, что рабочие шли к нему с семьями, неся хоругви, иконы и портреты самого Николая II. Главное - “беспорядки следует пресекать”.

- Шествие рабочих к Зимнему дворцу представляло для власти хоть какую-то угрозу? Ведь Зимний никто штурмовать не собирался.

- Никакой угрозы не было. Логика власти была проста: если шествие не разрешено, значит надо действовать методами устрашения. Дядя царя, великий князь Владимир Александрович, руководивший расправой над рабочими, прямо говорил, что "России будет полезно небольшое кровопускание".

- 9 января разошлись пути Гапона и Департамента полиции?

- 9 января их пути действительно разошлись. Гапон остался с рабочими. Вплоть до 9 января все шло по намеченному Гапоном сценарию. Согласно плану, утром колонны рабочих начали движение из разных концов Петербурга с целью достичь Дворцовой площади в два часа дня. Петицию нес сам Гапон, идя во главе колонны рабочих Нарвского района. Но ей, как и другим колоннам, путь преградили солдаты. На Дворцовую площадь смогла пройти меньшая часть участников шествия. Большинство же было расстреляно и рассеяно еще на окраинах. Та же участь постигла и рабочих, дошедших до Зимнего дворца.

- Какова была численность погибших и пострадавших?

- Согласно официальным данным, погибшими считались 96 человек, а ранеными 333 человека. Однако, если свести воедино сообщения и описания свидетелей, наблюдавших трагедию в разных местах столицы, то становится очевидным, что официальные данные совершенно недостоверны. По сведениям журналистов, суммарное число убитых и раненых колебалось в интервале от 4500 до 4900 человек. Но и эти данные не бесспорны, поскольку убитых хоронили тайно и сразу на четырех кладбищах.

Наконец, главное. Принято считать, что первая русская революция началась 9 января 1905 года. Однако само по себе шествие не являлось революционной акцией! Повторяю, те, кто шел к царю, вовсе не стремились его свергать. Расстрел рабочих – тоже еще не революция. Революция – действие не правительственное. Вместе с тем, революция началась именно потому, что произошел расстрел. Главным же итогом трагедии в столице стал перелом в умах, в массовом сознании. Произошло крушение веры в царя. И в этом смысле 8 и 9 января – дни из разных эпох.


Безымянные могилы 68 неопознанных жертв "кровавого воскресенья" на Переображенском кладбище
Санкт-Петербурга.
promo nemihail 20:00, вчера 116
Buy for 30 tokens
Как в Аэрофлоте продолбали все полимеры. Фото: Яндекс Картинки Меня, как и многих, до глубины души затронула история с котом Виктором, которому запретили лететь в салоне вместе с его хозяином. Аэрофлоту, конечно, виднее, но я поражаюсь, как пиарщики этой компании бездарно продолбали…
//////////Действовали конституция

Дальше можно не читать.
"к началу XX в. сложилось либеральное и адекватное российским экономическим реалиям законодательство о предпринимательской деятельности и возник прочный институт собственности, без чего невозможно успешное экономическое развитие. В начале XX в. принята конституция, создано представительное учреждение, благодаря чему Россия превратилась в дуалистическую конституционную монархию. Именно так, медленно и постепенно, рекомендует проводить реформы современная экономическая наука".
Может, хватит, всякий бред цитировать?
Или покажите, пожалуйста, эту конституцию, якобы принятую в начале ХХ в.
Манифест 17 октября это конституция?!
Писец, приплыли.
Простите, вы дурак или придуриваетесь?
С таким же успехом можно назвать конституцией сказку про курочку Рябу, расписание поездов или ресторанное меню.
Отож! В любом меню четко прописано, какие блюда вы имеете право заказать в этом ресторане и сколько он имеет право с вас за них слупить.
К тому же, нормы права содержатся, например, в УК и в ПДД, но ни то, ни другое тоже не является конституцией. Так что - мимо.
Меню не является нормативно-правовым документом.
Конституция - это основной закон, в отличие от УК и ПДД. Не вижу причин по которым Манифест не может быть назван конституцией. В нём как раз содержались нормы, касающиеся фундаментальных вещей.
//////////Меню не является нормативно-правовым документом.

Для ресторана и его посетителей - очень даже является. Я объяснил - почему, а если вы таки не поняли или не захотели понять, значит, вам объяснять бесполезно.

/////////Конституция - это основной закон

Вы вот эту бумажка из трех пунктов - основной закон?!
http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/oct1905.htm
Тогда почему в этом "основном законе" ничего не сказано о царе и о царской власти? Почему не определены его права и обязанности? Какая это нахрен "конституция", если верховный правитель государства в ней вообще не упоминается?
И кстати, какая вообще может быть конституция при самодержавии и самодержавие при конституции? Это, батенька, оксюморон, а говоря попроще - чушь собачья.
Меню не является нормативно-правовым документом ни с какой точки зрения и ни в каком контексте. См. любой учебник по теории государства и права.
Никаких специальных требований к составу конституции нет, однако обычно предполагается, что в ней будет сказано о парламенте и правах человека.
Очевидно, что раз есть конституция или акт конституционного значения, о самодержавии говорить не приходится.
То есть, в России после 17 октября 1905 года не было самодержавия, потому что была "конституция"? А как эта "конституция" ограничивала власть самодержца?
Из первых попавшихся в гугле учебников

Теория государства и права в вопросах и ответах: учебное пособие. Издание второе, исправленное и доработанное / А. Ф. Колотов, О. С. Вырлеева-Балаева, В. Н. Симонов, И. В. Скуратов, Ю. В. Ярыгина. – Оренбург: ООО ИПК «Университет», 2013. С. 106

Нормативно-правовой акт – это официальный письменный акт, изданный компетентным органом или принятый всеми гражданами государства в форме референдума, который устанавливает, изменяет либо отменяет нормы права.

Общая теория государства и права : учебник / под ред. С.Ю. Наумова, А.С. Мордовца, Т.В. Касаевой. – Саратов, 2018. С. 140

Нормативный правовой акт – принятый в особом порядке официальный акт-документ компетентного правотворческого органа, содержащий нормы права