я

Нас водила молодость в сабельный поход, нас бросала молодость на тевтонский лёд

iskateli-pobed-ledovoe-poboische

Вот и наступило 5 апреля - очередная годовщина Ледового побоища. Битва на Чудском озере - одно из тех событий, чье идеологическое и культурологическое значение намного превышает их реальную историческую значимость. Одно из бесчисленных военных столкновений на северо-западных границах русских княжеств в XIII-XIV веках, причем - далеко не самое крупное из них, со временем стало одним из краеугольных камней российской ментальной парадигмы.

Пожалуй, главную роль в этом сыграл знаменитый фильм "Александр Невский", сквозь призму которого сейчас воспринимают Ледовое побоище не только в России, но и во всем мире, хотя, его реалистичность, мягко говоря, оставляет желать лучшего. В частности, ни одна из относительно близких по времени к изображенным в нем событиям русских летописей или западноевропейских хроник не упоминает о том, что в финале сражения лед проломился под немецкими рыцарями и многие из них утонули.

Фраза "а иных вода потони" (опять же, без упоминания проломившегося льда) впервые появилась только в 1-й Софийской летописи, составленной не ранее 1430 года, то есть, через без малого 200 лет после побоища. Эта же летопись, кстати, непонятно на каком основании увеличивает количество убитых немцев и их союзников с 400 до 500 человек.

В общем, есть все основания предполагать, что яркий образ барахтающихся в ледяной купели "псов-рыцарей", очень впечатляюще обыгранный в фильме, является всего лишь позднейшим вымыслом. Однако именно он стал в мировой культуре смысловым символом Чудской битвы. Такова сила мастерски созданного художественного образа.

Впрочем, это уже не важно. Картина, нарисованная Сергеем Эйзенштейном, живет своей жизнью, и мало кому интересно, насколько она реальна. Наверняка, со временем так же будут восприниматься и современные фильмы про Вторую мировую войну, об исторической достоверности которых сейчас кипят бурные дебаты. Если, конечно, эти картины столь же талантливы, как фильм Эйзенштейна.


Ледовое побоище в аниме "Первый отряд". Пионерка Надя дерется с магистром Тевтонского ордена Гвидо фон Вольфом.

Requiem_6_9
Вы таки будете очень смеяться, но справа - Александр Невский. Так его представляют читателям Пат Миллс и Оливье Ледруа - авторы очень популярного на Западе, а с недавних пор и у нас англо-французского комикса "Реквием - рыцарь-вампир".

Requiem_06_10
Еще несколько картинок из того же комикса. Справа опять-таки Невский.
promo vikond65 16:38, sunday 21
Buy for 20 tokens
С авиамоделизмом я распрощался уже давно, поскольку времени на него катастрофически не хватает. Но от этого увлечения осталось немало артефактов, которые мне уже не пригодятся, а места в квартире занимают много. Однако они, наверное, могут заинтересовать нынешних авиамоделистов. Самый сурьезный…
Я конечно извиняюсь, но Надя не дерется с тевтонским рыцарем. Это тамплиер.