Авиамастер (vikond65) wrote,
Авиамастер
vikond65

Category:

Невезучая дева



Еще один корабль Великой Тихоокеанской войны - парусно-винтовая трехмачтовая марсельная шхуна (в испанской терминологии - голета) "Вирген де Ковадонга" (Virgen de Covadonga), то есть "Дева из Ковадонги". Корабль получил свое название в честь скульптурного образа Девы Марии, по преданию найденного чудесным образом еще во времена реконкисты в астурийской пещере Ковадонга и считающегося святым покровителем Астурии. Правда, нынешняя скульптура является копией-новоделом, изготовленным 1778 году, а оригинал незадолго до этого сгорел при пожаре. Впрочем, не будем отвлекаться от корабельной тематики.

Наконец-то, мне удалось найти более-менее приличный чертежик "Вирген де Ковадонги", которую моряки обычно называли просто "Ковадонгой". В сочетании с несколькими живописными полотнами XIX века, позволившими реконструировать окраску, это дало возможность сделать цветной боковик. На нем голета представлена в своем первоначальном виде. Позже ее перекрасили: корпус над ватерлинией стал белым, а труба и мачты - желтыми.

"Ковадонга" была построена Королевским арсеналом в Кадисе как вооруженное посыльное судно и предназначалась для базирования на Филиппинах. Ее торжественная закладка произошла 13 февраля 1858 года, спуск на воду - 28 ноября 1859 года. Постройка обошлась испанской казне в пять миллионов реалов. "Ковадонга" стала родоначальницей серии из восьми идентичных голет.

Деревянная шхуна имела длину с бушпритом - 48,5 м, водоизмещение - 630 тонн, экипаж - 125 человек. Паровая машина испанского производства мощностью всего 160 л.с. обеспечивала в штиль скорость до семи узлов, но при задействовании парусов и попутного ветра корабль мог идти гораздо быстрее, разгоняясь до 11 узлов. Вооружение состояло из двух 68-фунтовых (восьмидюймовых) гладкоствольных дульнозарядных пушек, установленных на поворотных лафетах, так что они могли вести огонь на оба борта. На рисунке оба орудия повернуты на левый борт.

В 1863 годах шхуну, которую так и не успели отправить на Филиппины, включили в состав Тихоокеанской эскадры, посланной к западному побережью Южной Америки, Эта экспедиция, в ходе которой испанцы вели себя весьма заносчиво и нагло, привела к ряду конфликтов с бывшими испанскими колониями и в итоге вылилась в войну с Чили и Перу. "Ковадонге" довелось стать единственной боевой потерей испанского флота в этой войне.

В ноябре 1865 года "Ковадонга" совместно с вооруженным пароходом "Матиас Кусиньо" (бывший чилийский углевоз, незадолго до этого захваченный испанцами и превращенный в эрзац-канонерку путем установки нескольких небольших пушек) осуществляла морскую блокаду чилийского порта Кокимбо. Но 22 ноября ее сменил фрегат "Реина Бланка", а капитан "Ковадонги" - лейтенант Луис Фери получил приказ следовать в порт Вальпараисо и там - присоединиться к основным силам испанской эскадры.

25 ноября шхуна отправилась в путь вдоль берега. Фери не знал, что ему навстречу движется корвет "Эсмеральда" - единственный полноценный боевой корабль чилийского ВМФ. "Эсмеральда" под командованием капитана Хуана Уильямса Реболледо уже несколько недель крейсировала вдоль чилийского побережья в надежде перехватить и атаковать какое-нибудь испанское судно, которое окажется слабее ее и не сможет ей противостоять.

Несколько раз она натыкалась на испанские фрегаты, но не вступала с ними в бой, поскольку они были гораздо сильнее. Несмотря на то, что война уже была объявлена, испанцы тоже не нападали, связанные приказом ограничиться блокадой портов и не начинать открытые боевые действия. Наконец, 26 ноября Уильямсу улыбнулась удача в виде одиночной шхуны под испанским флагом. Рассмотрев "Ковадонгу" в подзорную трубу, чилийский капитан решил, что эта добыча ему вполне по силам.

И хотя часть команды корвета находилась на берегу, корпус подтекал, а котлы были забиты накпипью и давно нуждались в чистке, Уильямс дал приказ к атаке. "Ковадонга" тоже пребывала не в лучшем состоянии. Она плавала в открытом океане уже почти три года и за это время ее днище, не имевшее медной обшивки, сильно обросло водорослями и ракушками, которые значительно снижали скорость.

Перед началом боя Уильямс применил военную хитрость, которую испанцы впоследствии назвали подлостью и вероломством. Он приказал поднять на мачте вместо чилийского флага британский "Юнион Джек" и пошел на сближение. Фери знал, что Великобритания с Испанией не воюет, а силуэт "Эсмеральды", построенной на английской судоверфи, не отличался от силуэтов британских парусно-винтовых корветов. Поэтому испанский капитан не отдал приказа увеличить ход и готовиться к бою.

Каково же было его удивление, когда "нейтральный" корвет, подойдя сзади на дистанцию 200 метров, внезапно открыл огонь. Чилийцы утверждают, что перед первым залпом "Эсмеральда" сменила флаг, но испанцы из команды шхуны это отрицают. По их словам, корвет напал под английским флагом, а уже потом, в ходе боя, спустил его и поднял чилийский. Сейчас вряд ли можно установить, кто из них лжет. Как бы там ни было, а хитрость Уильямса сработала.

Во время боя, который сразу превратился в безнаказанное избиение "испанской девы", "Эсмеральда" все время держалась за кормой "Ковадонги", идя зигзагом и попеременно давая залпы правым и левым бортом. На каждом борту у нее стояло по 10 32-фунтовых пушек. Орудия "Ковадонги" могли вести только бортовой огонь, поэтому Уильямс маневрировал таким образом, чтобы шхуна не смогла повернуться боком к противнику и задействовать свою артиллерию.

Несмотря на забитые котлы, корвет обладал преимуществом в скорости. Это позволяло ему парировать маневры противника и постоянно оставаться в "слепой зоне". Вторым залпом "Эсмеральда" накрыла шхуну: несколько ядер попали в носовую часть. Третий залп также дал несколько попаданий, одно из которых сбило мачту.

Одновременно чилийцы с верхней палубы вели частую стрельбу из нарезных мушкетов, на которую испанцы не могли отвечать из-за более высоких бортов "Эсмеральды". От этой стрельбы погибло четверо артиллеристов, еще несколько маросов получили ранения, а остальные были вынуждены укрыться под палубой. Пытаясь хоть как-то воздействовать на противника, Фери приказал выбросить за корму развязанные бухты толстых буксирных канатов в надежде, что они намотаются на винт "Эсмеральды" и заклинят его, заставив корвет застопорить ход.

Но на "Эсмеральде" вовремя заметили это и резко сменили курс, с усмешками наблюдая, как канаты проплывают мимо. Тем временем чилийские пушки продолжали бить по беззащиной и фактически уже безоружной шхуне, которой так и не удалось ни разу ответить из своих мощных восьмидюймовок.

Через полчаса расстрела лейтенант Фери, поняв, что у него нет шансов, приказал ради спасения команды спустить флаг и одновремнно - открыть кингстоны в машинном отделении. Однако чилийцы очень быстро подплыли на шлюпках к сдавшейся шхуне и сразу заметили, что она начала погружаться. Немедленнно спустившись в трюм, они перекрыли вентили и предотвратили затопление, хотя, "Ковадонга" успела изрядно хлебнуть воды, осев на 1,2 метра.

В бою чилийской "цыганки" со "святой девой" погибло четверо испанских моряков, 18 получили ранения и 121, включая раненых, сдались в плен. В тот же день шхуну, откачав из нее воду, отвели на буксире в ближайший чилийский прибрежный городок Папудо. Там пленных высадили на берег и передали местному гарнизону. Потом трофей отбуксировали в порт Лос-Вильос, где имелась судоремонтная мастерская.

Несмотря на то, что в военном отношении этот чилийский успех имел почти нулевое значение, он произвел огромный психологический эффект как на самих чилийцев и их перуанских союзниов, так и на испанцев, которые буквально впали в ступор, поскольку до этого они не воспринимали латиноамериканские военно-морские силы всерьез и относились к ним с высокомерным презрением.

Узнав о захвате "Ковадонги", командующий испанской эскадры адмирал Хосе Мануэль Пареха, пришел в отчаяние, расценив это как величайший позор и унижение. 30 ноября Пареха закрылся в своей каюте, надел парадный мундир со всеми регалиями, лег на койку и пустил себе пулю в лоб. Хорошо, что он не был японцем, иначе, ему пришлось бы делать сэппуку.

А "Ковадонгу" в составе чилийского флота ждало еще множество приключений, но это уже другая история.

ЗЫ. Кстати, вопрос флотознатцам: каков сакральный смысл в таком скосе назад мачт и дымовой трубы? Что это давало в практическом плане?


"Ковадонга" спускает флаг перед "Эсмеральдой", картина чилийского художника Томаса Сомеркалеса.


"Ковадонга" в жанре аниме.

Tags: Испания, История, Латинская Америка, Тихоокеанская война, стимпанк, флот
Subscribe
promo vikond65 июнь 23, 2019 16:38 24
Buy for 20 tokens
С авиамоделизмом я распрощался уже давно, поскольку времени на него катастрофически не хватает. Но от этого увлечения осталось немало артефактов,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments